Нетривиальный гид по британской столице

Автор: Анастасия Страница 1 из 28

Ротшильд в мире животных

Представитель того самого вида Giraffa camelopardalis rothschildi

Все мы с детских лет знакомы с удивительными африканскими созданиями — жирафами: читали о них в книжках, видели их в зоопарке и по телевизору. И бьюсь об заклад, вы, как и я, всю жизнь полагали, что все жирафы одинаковы: длинные шеи, пятнышки, пара рожек и хвост с кисточкой. А оказывается, на Земле сейчас по меньшей мере шесть видов этого зверя (это не считая вымерших), каждый со своим латинским названием, особенностями структуры ДНК и практически не скрещивающийся с сородичами. У одного из них на голове не два, а пять рожек. Зоологам он известен как giraffa camelopardalis rothschildi. Но каким образом африканскому зверю удалось «породниться» со знаменитым семейством банкиров? Об этом наш сегодняшний рассказ.

Понравилось? Поделитесь с другими!

Буфетомудрие Уильяма Китчинера

Уильяму Китчинеру (ок. 1777-1827) повезло: получив после смерти отца — успешного торговца углем — весьма приличное наследство, он мог не беспокоиться о том, как заработать на кусок хлеба, а вместо этого посвятить себя более приятным занятиям.

Уильям Китчинер

Широта его интересов просто восхитительна! Наш герой весьма прилично музицировал, пел и сочинял песни и собрал неплохую коллекцию партитур. Кроме того, он изобретал телескопы; за заслуги перед Отечеством в области разглядывания мира вооруженным глазом доктор Китчинер удостоился избрания в Королевское научное общество. Не обошел он своим вниманием и писательскую стезю; его литературное наследие включает руководство по выбору правильной оптики для похода в оперу, размышления об удовольствиях составления завещания и трактат об укреплении жизненных сил и продлении жизни с помощью еды, одежды, воздуха, физических упражнений, вина, сна и проч. (The Art of Invigorating and Prolonging Life by Food, Clothes, Air, Exercise, Wine, Sleep, &c.).

Но главный талант Уильяма Китчинера был гастрономического свойства. Убежденный в том, что здоровье человека во многом зависит от содержимого его тарелки — все-таки не зря получил степень доктора медицины, — он неутомимо занимался кулинарными экспериментами.

Понравилось? Поделитесь с другими!

Брайдуэл: от тюрьмы не зарекайся

В 1510 году кардинал Томас Уолси, правая рука Генриха VIII, повелел построить для себя, любимого, дворец при впадении речки Флит в Темзу. Расположенный поблизости источник святой Бриды дал новостройке имя. Пять лет спустя, обзаведясь жилплощадью в Хэмптон Корте и Йорк Плейс (впоследствии известном как дворец Уайтхол), он уступил недостроенные хоромы королю-погорельцу, чья лондонская резиденция — Вестминстерский дворец — изрядно пострадала в результате пожара 1512 года.

Дворец Брайдуэл (реконструкция), вид со стороны ныне подземной реки Флит

Едва строительство подошло к концу, Брайдуэл зажил насыщенной событиями жизнью. В 1522 году во время визита императора Священной Римской империи Карла V здесь расположилась его свита. В 1528-м во дворце жили Генрих VIII и Екатерина Арагонская, пока присланная Папой Римским делегация тщетно пыталась с минимальными потерями оформить их развод в расположенном по соседству монастыре Блэкфрайерз. Здесь же, говорят, Ганс Гольбейн-младший в 1533-м написал своих знаменитых «Послов».

Понравилось? Поделитесь с другими!

Герцог на горошине

Свое восхождение по социальной лестнице клан Расселов проделал с удивительной ловкостью: выходцы из среды мелкой буржуазии, в конце XIV века они уже были мелкопоместными дворянами, а два столетия спустя их потомок сэр Джон Рассел службой на дипломатическом поприще снискал семейству сначала баронский, а затем и графский титулы. При пятом графе Бедфордском Расселы вознеслись еще выше — до герцогов.

Близость к правящим монархам и удачные браки приумножали финансовое благополучие семьи. Впрочем, видимо, чтобы Расселы, считавшие себя «слегка важнее Бога» («slightly grander than God»), совсем не потеряли голову, судьба с завидной регулярностью пополняла их ряды безответственными мотами, пускавшими на ветер нажитое отцами, так что их потомкам приходилось начинать порой едва ли не с нуля.

К 1917 году, когда на свет появился будущий тринадцатый герцог Бедфордский, с благосостоянием у Расселов все было в полном порядке: им принадлежали не только обширные владения в провинции, но и порядочные куски лондонских районов Блумзбери и Ковент Гарден (память об этом сохраняют многочисленные названия улиц и площадей в этой части города). А вот благополучным назвать их семейство просто язык не поворачивался.

Понравилось? Поделитесь с другими!

Летающая герцогиня

Герцогиня Бедфордская за штурвалом самолета

Герцогиня торопилась. До заветных 200 часов ей осталось налетать всего 56 минут. Ее «мотылек» ждал хозяйку на летном поле близ роскошной резиденции герцогов Бедфордских в Вуберн Эбби. Несколько минут спустя биплан оторвался от земли и начал набирать высоту. Он становился все меньше и меньше, пока, наконец, не исчез совсем. На дворе стояло 22 марта 1937 года. Этот полет стал для Мэри Рассел последним…

Понравилось? Поделитесь с другими!

Ланселот Браун: создатель английского пейзажа

Замок Хайклир

Образцовый английский пейзаж — возможно, один из немногих культурных феноменов, по поводу которого у островитян не возникает никаких разногласий с иноземцами. Это, например, прекрасно знакомый всем поклонникам сериала «Аббатство Даунтон» парк замка Хайклир — воплощение безукоризненной естественности ландшафта, какая и самой матушке-природе не под силу, зато по плечу человеческому гению. Этого гения садово-паркового искусства, преобразившего просторы Англии в XVIII веке и до сих пор продолжающего влиять на наши представления о прекрасном, звали Ланселот Браун (1716-1783).

Понравилось? Поделитесь с другими!

Джошуа Нортон, или Making America Great Again

То самое объявление в San Fransisco Bulletin

17 сентября 1859 года в San Francisco Bulletin появилось необычное — даже, прямо скажем, необыкновенное — объявление. Оно гласило:

В соответствии с недопускающими возражений просьбами и пожеланиями значительного большинства граждан… я, Джошуа Нортон… объявляю и провозглашаю себя Императором Соединенных Штатов» (“At the peremptory request and desire of a large majority of the citizens…I, Joshua Norton…declare and proclaim myself Emperor of these United States.”).

Новоиспеченный монарх был родом из Лондона. Когда Джошуа Абрахаму Нортону исполнилось два года, его семья перебралась в Южную Африку. Отпраздновав свое 30-летие и похоронив родителей, он снова отправляется в путь и осенью 1849 года оказывается в Сан-Франциско.

Наш герой делает главную ставку на недвижимость, и вскоре его первоначальный капитал в $40,000 вырастает до четверти миллиона. Однако, как это часто бывает, деловой азарт в итоге сыграл с Нортоном дурную шутку.

Понравилось? Поделитесь с другими!

Леди Эстер Стэнхоуп: «королева пустыни», которая зашла слишком далеко

В 1776 году леди Эстер Стэнхоуп родила первую из своих трех дочерей, которую назвали в честь матери и бабушки. Четыре года спустя она умерла в родах. Убитый горем граф Стэнхоуп немедленно женился снова, и стараниями его второй супруги семейство пополнилось тремя мальчиками. Сочтя на этом свой долг выполненным, Луиза Гренвилль оставила детей на попечение гувернанток, а сама вернулась к заботам столичной светской жизни.

С папашей ребятишкам тоже не сказать чтобы повезло. Они, правда, не часто его и видели, так как увлеченный изобретатель и ученый проводил время, в основном, запершись в своей лаборатории. Для умницы Эстер граф, однако, делал исключение и в минуты, свободные от проведения опытов, удостаивал ее бесед на различные темы. Эксперименты его носили довольно экстравагантный характер: так, изобретя новый огнеупорный материал, Чарльз Стэнхоуп пригласил в гости мэра поесть мороженого (по тем временам диковинный деликатес), а когда тот пришел, поджег дом; по счастью, никто не пострадал, а мороженое даже не растаяло.

Понравилось? Поделитесь с другими!

Традесканты и традесканция

На Крайнем Севере, где я родилась и выросла, как нетрудно догадаться, туговато с зеленью. Среди немногих домашних растений, способных пережить испытание полярной ночью, особняком стояли традесканции — столь же невзрачные, сколь неприхотливые. Не будучи большим энтузиастом ботаники, я как-то никогда не задумывалась, почему они так называются, пока, собирая материал для очередной истории, не наткнулась на имя Джона Традесканта — человека, стоявшего у истоков английского садоводства, и основателя первого в стране публичного музея.

Понравилось? Поделитесь с другими!

Музей Хорнимана

Музей Хорнимана на юго-востоке Лондона, в холмистом Форест Хилле, откуда открываются изумительные виды на город, обладает исключительной прелестью. Где еще в британской столице вы найдете под одной крышей аквариум, питомник бабочек, библиотеку, лекторий, этнографическую экспозицию, посвященный живой природе зал в духе провинциального краеведческого музея с элементами кунсткамеры и совершенно умопомрачительную коллекцию музыкальных инструментов? И ради этого сюда стоит приехать хотя бы раз.

Понравилось? Поделитесь с другими!

Страница 1 из 28

Работает на WordPress & Автор темы: Anders Norén