Опубликованная в 1930 году книга Чарльза Кэя Огдена (1889-1957) «Вводный курс базового английского с правилами и грамматикой» (Basic English: A General Introduction with Rules and Grammar) представила миру революционную идею общедоступного языка международного общения. Лингвист-пацифист, всю жизнь то в одной, то в другой из своих многочисленных ипостасей трудившийся на благо взаимопонимания и мирного сосуществования разноязыких народов, вполне закономерно пришел к созданию lingua franca, во главу которого ставилась не только функциональность, но и легкость изучения.

Сын директора провинциальной школы, Огден своим умом заработал стипендию Кембриджского университета, где изучал классические языки.  Через год после поступления он организовал студенческое общество с говорящим названием The Heretics Society: «еретики» не только занимались вольнодумством, ставя под сомнение традиционные авторитеты вообще и религиозные догмы в частности, но и принимали в свои ряды женщин, этих парий эдвардинского общества.

Чарльз Огден

С отличием закончив в 1911 году учебу, на следующий год Огден основал The Cambridge Magazineуниверситетский журнал, который благодаря ему не только просуществовал целых 10 лет с рекордными для подобного печатного органа тиражами в 20.000 экземпляров и блестящей плеядой авторов, включавшей Томаса Харди и Бернарда Шоу, но и стал авторитетнейшим изданием в области политического и военного комментария. Его эксклюзивный раздел обзора иностранной прессы с переведенными материалами из 200 европейских журналов и газет порой служил подсобным арсеналом для политических дуэлей. А в 1917-м журнал подвергся нападкам воинственно настроенных патриотов за слишком нейтральный характер подборки материалов из зарубежной печати и обвинен в пацифизме. Патриоты в Парламенте публично задались вопросом, а почему это правительство размещает в недостаточно верноподданническом журнале рекламу; выяснилось, что обзоры The Cambridge Magazineединственная в стране возможность узнать, что пишут в немецкой прессе.

Руководство журналом, а также двумя книжными магазинами и картинной галереей, продававшей работы «блумзберийцев», непостижимым образом оставляло достаточно времени и для переводческой работы Огдена. Эта стезя, как и раздел обзора иностранной прессы в The Cambridge Magazine, была результатом его убежденности в необходимости интернационального взаимопонимания как залога мира на земле. Эта же вера подвигла его и на создание Basic English.

Базовый английский Огдена не подразумевал просто основ языка. Напротив, это был вполне себе полноценный, хотя и изрядно облегченный вариант английского. Он опирался только на самые необходимые грамматические правила за минусом бесчисленных исключений и усеченный до 850 слов вокабуляр. Подразумевалось также, что в словарном багаже любого студента должны найтись с две сотни интернациональных слов и что изучающим Basic English потребуется выучить еще 100 наиболее полезных научных, деловых и т.п. лексем плюс полсотни специализированных терминов (в зависимости от своей профессиональной деятельности) — итого, 1200 слов на все случаи жизни. Для сравнения, в современном английском насчитывается около 1 миллиона слов, а Шекспир пользовался примерно 29 тысячами. Впрочем, программа-минимум, хотя и давала возможность полноценно общаться, подразумевала все-таки дальнейшее расширение словарного запаса.

Всех глаголов, названных им «операторами», Огден оставил лишь 18 — come, get, give, go, keep, let, make, put, seem, take, do, say, see, send плюс два вспомогательных be и have и два модальных will и may. Он считал, что все многообразие глаголов стандартного английского описывает весьма ограниченное число действий, поэтому многие из них можно запросто заменить сочетанием одного из «основных» глаголов с существительным, т.е. вместо ask проще (и точнее) будет сказать put a question, а вместо wanthave a desire for.

Одним из поборников Basic English был Уинстон Черчилль. В августе 1943 года он даже обсуждал его возможности как инструмента содействия международному согласию с  Рузвельтом. В апреле следующего года в письме американскому коллеге Черчилль писал:

Я убежден, что базовый английский в будущем станет большим благодеянием для человечества и окажет мощную поддержку англосаксонскому влиянию в международных делах» (“My conviction is that Basic English will then prove to be a great boon to mankind in the future and a powerful support to the influence of the Anglo-Saxon peoples in world affairs.”).

Президент США, по-видимому, особо не разделял энтузиазма британского премьера и в ответном письме задался таким риторическим вопросом:

В этой связи интересно представить, как бы повернулась История, если бы в мае 1940-го Вы смогли предложить британцам лишь «кровь, работу, воду из глаз и воду на лице» (имеются в виду знаменитые слова Черчилля «кровь, тяжелый труд, слезы и пот» из одноименной речи перед Палатой общин) — лучшее, насколько я понимаю, что может предложить в данном случае Basic English» (“Incidentally, I wonder what the course of history would have been if in May 1940 you had been able to offer the British people only ‘blood, work, eye water and face water,’ which I understand is the best that Basic English can do with five famous words.”)

Однако во время войны было не до лингвистических выдумок, а с уходом в отставку правительства Черчилля Basic English и вовсе оказался задвинут на дальнюю полку Истории.

Созданный одним человеком, Basic English подвергся неизбежным в случае «индивидуального пошива» обвинениям в неестественности, субъективности, предвзятости и даже шовинизме. Один из экспертов и вовсе заявил:

It’s not basic, and it’s not English».

Джордж Оруэлл

Питавший было поначалу к нему симпатии Джордж Оруэлл в изданной в 1946 году «Политике и английском языке» писал, что любой такой язык

предназначен для того, чтобы ложь выглядела правдой, убийство — достойным делом, а пустословие звучало солидно» (“designed to make lies sound truthful and murder respectable, and to give an appearance of solidity to pure wind”).

Эта идея получила свое развитие в опубликованном тремя годами позднее романе «1984», в котором официальным языком тоталитарной Океании становится  т.н. новояз, сформированный по принципу «невозможно сделать (и даже подумать) то, что нельзя выразить словами» и потому безжалостно избавлявшийся от всех чуждых господствовавшей идеологии слов и понятий.

Несмотря на то что Basic English Чарльза Огдена почил в бозе, лежащая в его основе идея не умерла.  Она послужила толчком к созданию других упрощенных вариантов английского языка, которые, например, используются при его преподавании как иностранного во многих странах мира. Огденовский Basic English повлиял также на создание особого варианта английского, на котором ведет зарубежное новостное вещание «Голос Америки», и упрощенного технического английского, на котором пишутся всяческие инструкции и руководства пользователя.