Удивительный Лондон

Нетривиальный гид по британской столице

Category: Victorian Curiosities (Page 1 of 2)

Victorian Curiosities. Потерять голову

Несколько образчиков удивительного гильотинированного фотошопа викторианской эпохи

Этот джентльмен явно дружит с головой

Читать дальше

Victorian Curiosities. Набор «Убей вампира»

Опубликованный в 1897 году роман Брэма Стокера «Дракула» изрядно подогрел и без того многовековую веру в существование вампиров.

Набор средств самообороны на случай встречи с вампиром

На случай внезапной встречи можно было запастись вот таким набором для нейтрализации нечисти. В него входили четки, распятие, пистолет, серебряная форма для отливки пуль, молоток и 4 колышка, экземпляр Библии, три стеклянных сосуда со святой водой, освященной землей и чесночной пастой, а также полоска бумаги с написанной на ней от руки строкой из Евангелия от Луки

врагов же моих, тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и убейте предо мною».

Victorian Curiosities. Фен для волос

Фены для фолос XIX века

Фены для волос конца XIX века не сильно отличались от грелок. В керамическую полость заливалась горячая вода, а затем затыкалась пробкой. Пользовались ими так же, как щетками для волос.

Такие сушилки были в ходу вплоть до 20-х годов XX века, когда на смену им пришли электрические фены.

Victorian Curiosities. Grape Scissors

Согласно правилам застольного этикета викторианской эпохи, дотрагиваться до еды руками считалось вопиющей дикостью. Исключение делалось лишь для хлеба и некоторых фруктов.

Grape Scissors © The V&A Museum, London

Виноград был популярным десертом; ягоды отрезали по одной специальными ножницами и уже с помощью пальцев отправляли в рот.

Но тут-то и начинались настоящие испытания: съедать полагалось одну лишь мякоть, а кожицу и косточки надо было аккуратно и незаметно переместить изо рта в сложенные щепоткой пальцы левой руки, а затем положить на край тарелки .

Да, жизнь высшего общества никогда не вызывала у меня никакой зависти.

Билет в один конец

Кладбище Бромптон, Лондон © Анастасия Сахарова

Взрывной рост населения Лондона в первой половине XIX века — с миллиона в 1801 году до двух с половиной в 1851-м — породил массу проблем, одной из которых стала перенаселенность церковных погостов. Одно за другим стали открываться временные некрополи на тогдашних окраинах города — Kensal Green, West Norwood, Abney Park, Brompton, Nunhead, Tower Hamlets и Highgate. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. «Великолепная семерка» по-прежнему существует — уже в черте города, — на некоторых из них даже до сих пор проводятся захоронения.

Окончательное решение мрачного вопроса предложили два Ричарда — Броун и Спри.

Читать дальше

Искусство падать в обморок

Дамы викторианской эпохи — то ли в силу слишком туго затянутых корсетов, то ли по причине особой чувствительности — регулярно падали в обморок. Один из советов девушкам, рассчитывающим удачно выйти замуж, который приводит в своей книге «Викторианский Лондон» Лайза Пикард, гласит:

Если от избытка чувств вы собираетесь упасть в обморок, убедитесь прежде, есть ли поблизости подходящая софа, куда можно упасть. Не все мужчины настолько ловки, чтобы вовремя подхватить падающую даму».

Дамские обмороки стали настоящим культурным явлением. В приличных домах для лишившихся чувств леди имелись особые «обморочные комнаты» (fainting rooms), где обязательно стояла «обморочная кушетка» (fainting couch), не слишком отличавшаяся от известных нам оттоманок и рекамье. Эти комнаты использовались также для приведения в чувство дам в случае приступа т.н. женской истерии — диагноз, не признаваемый современной медициной, что и неудивительно, учитывая, что одним из симптомов «болезни» была «склонность причинять беспокойство» (tendency to cause trouble).

На помощь дамам, упавшим в обморок на улице, спешили полицейские. Для таких случаев они вооружались небольшими, похожими на свисток металлическими флакончиками с нюхательными солями, называвшимися «дамскими воскресителями» (Lady Revivers).

Victorian Curiosities. Лучшие друзья девушек

В XVIII веке дамы оснащали подолы платьев небольшими щеточками, которые в буквальном смысле сдували пылинки с их обуви, а те, что побогаче, нанимали т.н. crossing sweepers, которые за вознаграждение расчищали уличную грязь на пути следования пешехода. В середине 19 столетия инженерная мысль создала т.н. юбкоподниматель (skirt lifter, он же skirt grip, dress holder и skirt elevator), также известный как «паж».

Как правило, эти латунные (иногда с серебряным покрытием) приспособления, похожие не то на щипцы, не то на ножницы, крепились к поясу — иногда и по правую и по левую руку — и болтались на уровне края подола. При необходимости край юбки захватывался щипчиками и с помощью цепочки подтягивался на нужную высоту. К концу века юбкоподниматели оказались также полезными во время игры в крокет, стрельбы из лука и езды на велосипеде.

 

Читать дальше

Victorian Curiosities. Остаться с носом

Викторианская Англия по большей части только изображала добродетель. Результаты же любовных похождений зачастую оказывались налицо, вернее — на лице. Сифилис и гонорея поджидали любителей плотских наслаждений на каждом шагу, что было и неудивительно в городе, где по приблизительным оценкам на каждую сотню мужчин приходилось по 4 жрице любви и где даже выпускались специальные путеводители для искателей любовных приключений. Презервативы — из льна, кишок или мочевого пузыря животных с завязочкой из шелковой ленты — существовали, но были слишком дороги, чтобы стать предметом массового потребления.

Заболевание сифилисом, как известно, в запущенных случаях приводит к в некоторой степени буквальной потере лица, точнее самой выдающейся его части. На этот случай и были изобретены искусственные носы.

Проблема приняла столь массовый характер, что обезносевшие сифилитики стали объединятся в клубы, где среди себе подобных они не испытывали неловкости за свой внешний вид и не подвергались насмешкам. Так газета The Star в феврале 1874 года писала об одном таком братстве, созданном неким эксцентричным джентльменом, представлявшимся вымышленным именем мистера Крэмптона. У него самого с носом, похоже, все было в порядке. Члены клуба встречались ежемесячно на протяжении года, пока не умер его основатель, после чего братство распалось.

Victorian Curiosities. Лондон на ладони

В английском языке есть идиома know something like the back of one’s hand — «знать что-то как свои пять пальцев», — которая используется, когда речь идет о какой-то местности.

Исключительно уместна она в случае с этой женской перчаткой, на которую нанесена карта лондонских достопримечательностей. Идея заключалась в том, чтобы помочь посетительницам Великой Выставки 1851 года не потеряться по дороге в и из Гайд-парка, где та располагалась.

Насколько известно, в продаже такие перчатки так и не появились. Данный образец сохранился во многом благодаря тому, что его создатель Джордж Шоув (George Shove), решив защитить модель и свое авторство, зарегистрировал ее в  Патентном бюро (the Office of the Registrar of Designs). Процедура подразумевала в частности представление опытного образца, рисунка или фотографии изобретения.

Victorian Curiosities: ненаучная карта женского сердца

В помощь желающим разгадать тайну загадочной женской души литографная фирма D. W. Kellogg & Co. Hartford, Conn. в первой половине  XIX века (точнее между 1833 и 1842 годом) выпустила подробную карту «бескрайних просторов женского сердца с указанием местных коммуникаций, удобств и опасностей для путешественников» («The Open Country of Woman’s Heart, Exhibiting its internal communications, and the facilities and dangers to Travellers therein»).

Согласно представлениям ее автора, в центре женского сердца лежит Любовь (Love). Правда, занимаемая ей площадь — как и место, отведенное таким несомненным достоинствам как Надежда (Hope), Здравый Смысл (Good Sense), Благоразумие (Prudence), Проницательность (Discrimination) и Терпение (Patience) — сильно уступает владениям Кокетства (Coquetry), Эгоизма (Selfishness), Любви к Нарядам, Восхищению и Самолюбованию (Love of Dress, Admiration and Display), которые ее окружают. Таким образом, автор весьма недвусмысленно дает понять всем отважившимся вступить на полную опасностей территорию, что путь к любви тернист и благополучный исход предприятия не гарантирован даже тем, кто прибыл по морю Богатства (Sea of Wealth).

Страница 1 из 2

Powered by WordPress & Theme by Anders Norén