Удивительный Лондон

Нетривиальный гид по британской столице

Dr Crippen: the Creepy Idiot

Hilldrop Crescent была ничем не примечательной тихой улочкой в пригородном районе Тафнелл Парк. Однако случившееся здесь в 1910 году убийство с последующим бегством преступников за океан и их поимка, ставшая возможной благодаря технологической новинке той поры — беспроводному телеграфу, — взбудоражили без преувеличения всю страну.

Ветреная Кора Криппен

Супружеская жизнь доктора Холи Криппена не задалась. Его жена Кора, среднестатистическая мюзикхолльная певица и танцовщица, любила не только выпивку, но и мужское внимание, и при этом позволяла себе еще и отпускать колкости в адрес обманутого мужа. 48-летнему дантисту нрава столь же скромного, как и его внешние данные, ничего не оставалось, как тоже завести роман на стороне. Чтобы далеко не ходить, он попытался найти утешение в объятиях собственной машинистки Этель ле Нев.

Однако уязвленному мужскому самолюбию этого было мало, и в самом начале 1910 года доктор Криппен заказал у знакомого аптекаря одно из тех веществ, которые в малых дозах используются в качестве успокоительных, а в крупных убивают. 31 января он приготовил продрогшей жене стаканчик пунша по несколько измененному рецепту. Выпив зелья, Кора должна была тихо-мирно заснуть вечным сном, после чего заранее подготовленный рассказами о ее затяжной болезни участковый врач без вопросов выписал бы свидетельство о смерти.

Как говорят в подобных случаях англичане, what could possibly go wrong?! То ли горя нетерпением поскорее избавиться от неверной супруги, то ли в ослеплении мести потеряв бдительность, доктор Криппен промахнулся с дозировкой и насыпал яда ровно столько, сколько было нужно, чтобы вызвать у жертвы рвоту, галлюцинации и истерические припадки.

Обманутый муж

План тихого домашнего убийства был сорван. Охваченный паникой, отравитель схватил пистолет и пристрелил взбесившуюся жену. Соседи выстрел слышали, но не придали ему никакого значения. Поскольку вариант с участковым врачом теперь отменялся, встал вопрос, как избавиться от тела рубенсовских пропорций женщины.

Всю жизнь Кора провела на сцене, и после смерти ее тоже ждал театр — на этот раз анатомический, который доктор Криппен устроил прямо в ванной комнате их квартиры. Ее скелет был сожжен в кухонной плите, голова, конечности и внутренние органы сложены в ящик и утоплены в ближайшем канале, а туловище погребено в подвале. Макабрическая работа была проделана так лихо, что врач-убийца успел этой ночью даже поспать, а проснувшись по утру и уничтожив последние следы преступления, как ни в чем не бывало отправился на работу.

Этель ле Нев

Однако избавиться от неверной жены было только половиной дела. Теперь надо было придумать правдоподобную историю ее внезапного исчезновения. Ни о чем не подозревавшая Этель сильно удивилась, услышав, что ее любовника бросила жена; в еще большее изумление ее повергли доставшиеся ей «по наследству» драгоценности последней. Кроме того «покинутый» муж попросил ее отнести написанное якобы Корой письмо в местное отделение Женской гильдии, почетным казначеем которой та была. В депеше говорилось, что в связи с болезнью родственника Кора вынуждена срочно уехать в Америку, а потому оставляет свой пост и возвращает бухгалтерские книги. Новоиспеченный убийца, правда, не учел двух важных обстоятельств: во-первых, дамы-общественницы хорошо знали его ныне покойную жену, а во-вторых и в-главных, обычное женское любопытство, помноженное на привычку действовать сообща, может привести к совершенно непредсказуемым последствиям.

Их первые подозрения в том, что дело нечисто, укрепились буквально через пару недель, когда на устроенный Гильдией бал доктор Криппен явился со своей секретаршей. Их далеко выходящая за рамки деловой взаимная любезность и любимая брошка таинственно исчезнувшей казначейши на платье Этель не остались незамеченными.

Между тем убийца продолжал плести сеть лжи и все сильнее в ней запутываться. Для друзей семьи он сочинил легенду о том, что уехавшая в Калифорнию Кора заболела и надежд на ее выздоровление мало. 24 марта телеграммой из Дьеппа, где доктор Криппен проводил выходные со своей пассией, он известил их о кончине супруги. Похороны отменялись, так как покойная якобы изъявила желание быть кремированной.

«Да быть такого не может, чтобы католичка добровольно согласилась на кремацию!» — недоверчиво возмутились дамы из Женской гильдии и взялись за расследование этой очень уж странной истории.

Им удалось выяснить, что в тот день, когда, по словам ее супруга, Кора села на пароход до Нью-Йорка, единственный стоявший в расписании рейс не состоялся, так как судно было в ремонте. А на посланный калифорнийским властям запрос пришел ответ, что в тамошних списках умерших ни одной женщины с именем и фамилией пропавшей казначейши не значится. Вызвали полицию. Дознавателям доктор Криппен признался: «Да, я все это придумал, чтобы бегство наставившей мне рога жены не стало достоянием общественности» — и те ему поверили!

Но наших мисс Марпл так легко было не провести! Они отправились в клинику доктора на Оксфорд Стрит и обнаружили, что тот исчез вместе с любовницей. Этель позднее в своих мемуарах утверждала, что на тот момент по-прежнему не знала о смерти Коры и считала побег в Канаду лишь способом укрыться от гнусных сплетен .

Тем временем полицейские снова наведались в дом на Hilldrop Crescent и во время обыска нашли под одной из каменных плит пола в подвале чьи-то останки. Проведенная экспертиза обнаружила на них шрам, идентичный тому, который был у Коры, а также установила факт отравления.

Когда ордер на арест доктора Криппена и его любовницы Этель ле Нев был наконец-таки выписан, парочка, притворившись отцом и сыном, уже пересекала Атлантику. К их несчастью, капитан судна обратил внимание на явно женские голос и телосложение «мастера Робинсона» и, сопоставив свои наблюдения с иллюстрированным объявлением в оказавшейся у него в руках газете, телеграфировал свои подозрения в Ливерпуль, порт приписки «Монтроуза».

Как только радиограмма была получена, из Лондона в Ливерпуль ночным экпрессом выехал инспектор Скотленд-Ярда Уолтер Дью и с ним две тюремные охранницы. Там они сели на отправлявшийся в Квебек пароход, который должен был прибыть к месту назначения на день раньше «Монтроуза».

Инспектор Уолтер Дью

Британские газеты и их читатели с замиранием сердца следили за развитием событий. В курсе происходящего был, похоже, и виновник всей этой заварухи. Когда по прибытии в Канаду, его остановил высокий человек со словами «Доброе утро, доктор Криппен», он без промедления отвечал: «Доброе утро, инспектор Дью».

Преступника вернули на родину, предали суду и приговорили к повешению. Он попытался обжаловать приговор и получить отсрочку через тогдашнего министра внутренних дел Уинстона Черчилля, но тщетно.

На 47-летнего инспектора Дью вся эта чудовищная история произвела такое сильное впечатление, что он уволился еще до того, как состоялась казнь. Этель ле Нев, сменив имя, вернулась в Англию в 1916 году и вышла замуж за удивительным образом похожего на ее бывшего любовника бухгалтера из Кройдона. О том, что его жена была замешана в одном из самых громких преступлений века, он так никогда и не узнал.

Понравилось? Поделитесь с другими!

Предыдущая запись

Лорд Честерфилд и его педагогический эпистолярий

Следующая запись

Рейнджерс-хаус и необыкновенная коллекция Юлиуса Вернера

2 Comments

  1. Darsh

    У этой истории есть продолжение. Спустя 100 лет была проанализирована ДНК останков в подвале. Оказалось, что останки принадлежат мужчине, а его ДНК не имеет совпадающих участков с ДНК известных родственников Коры. Выходит, казнили невиновного? 🙂

    • Анастасия

      Спасибо Вам за комментарий. Что же касается случившегося сто лет назад, то, видимо, теперь нам остается лишь строить догадки относительно виновности/невиновности главного героя.

Добавить комментарий

Powered by WordPress & Theme by Anders Norén