Амфитеатр Астли

В свое время Амфитеатр Астли занимал в сознании лондонцев совершенно особое место. Он удостоился упоминания на страницах произведений великих современников — среди них Джейн Остен, Уильяма Теккерея и Чарльза Диккенса (последний его просто обожал) — и главного хроникера и насмешника эпохи — легендарного «Панча». Сегодня мы вспоминаем о нем как о месте рождения цирка в привычном нам понимании.

Филип Астли был во всех отношениях незаурядным человеком. Сын мебельщика из английской глубинки — обладатель исключительного по тем временам роста в 6 футов, горячего темперамента и громоподобного голоса, — наевшись досыта отцовской ругани, в 17 лет сбежал из дома и подался в драгуны.

Гравюра с портрета Филипа Астли работы неизвестного художника

В Европе уже третий год шла очередная война, известная нам по учебникам истории как Семилетняя, в которой наш герой принял самое деятельное участие: он в одиночку спас попавшего в тыл к французам Карла Вильгельма Фердинанда, зятя короля Георга II и отца будущей жены Георга IV, захватил вражеский штандарт и вообще проявил себя как настоящий герой.

Филип был не только храбрым воякой, но и прирожденным наездником. Его талант заметили и поручили юному драгуну объезжать новых лошадей. Знаменитый мастер выездки и фехтования Доменико Анджело взял его под свое крыло и научил трюкам, которые пригодились Астли не только на поле боя, но и в дальнейшей карьере в шоу-бизнесе.

Филип Астли, создатель современного цирка

7 лет спустя Филип Астли вышел в отставку, получив за заслуги перед Отечеством боевого коня по кличке Гибралтар, и вместе с женой Патти поселился в Лондоне. Вскоре супруги открыли школу верховой езды. По утрам Филип давал там уроки, а во второй половине дня выступал верхом на верном Гибралтаре и демонстрировал восторженной публике свою «маленькую боевую лошадку», обученную счету, «чтению мыслей» и стрельбе из пистолета. По временам, когда боевые ранения давали о себе знать, его подменяла жена; верхом на коне, она летела вкруг арены, спрятав руки под живой муфтой из пчел.

В 1770 году Школа верховой езды Астли переехала к Вестминстерскому мосту и сразу стала заметным событием среди лондонских увеселительных заведений. Но Филип Астли был не только доблестным солдатом и талантливым наездником. Природа одарила его еще и предпринимательским чутьем. Понимая, что настоящего успеха у искушенной и избалованной столичной публики можно добиться, только предложив ей нечто новое и оригинальное, Астли занялся маркетинговыми исследованиями. Походив по лучшим лондонским театрам, он заметил, что наибольшей популярностью у публики пользовались дававшиеся в перерывах между пьесами выступления чисто развлекательного характера, а также завершавшая представление пантомима.

На его удачу как раз в это время английский театр переживал период взросления с присущей ему склонностью к серьезности, и ставшие безработными жонглеры, клоуны, канатоходцы и акробаты нашли себе приют в Амфитеатре Астли. Так на манеже диаметром 42 фута (13 метров), с тех пор ставшим эталонным, традиционные ярмарочные и театральные интерлюдии соединились с вольтижировкой в сопровождении музыкального аккомпанемента. Родился цирк, каким мы все его знаем с детства.

Интерьер амфитеатра Астли

Представления Астли имели бешеный успех. По окончании сезона труппа отправилась на гастроли, попутно строя деревянные амфитеатры для своих выступлений по всей стране. В 1782 году неутомимый импрессарио открыл филиал своего цирка в Париже, которым управлял его сын Джон, как и отец, прирожденный наездник. Росла слава Астли и созданного им жанра, а вместе с ней, как грибы после дождя, по всей Европе появлялись новые цирки.

Разумеется, как это всегда бывает, подражатели не заставили себя долго ждать. Одним из них был Королевский цирк бывшего протеже, а теперь соперника Астли Чарльза Хьюза, открывшийся неподалеку от Амфитеатра. Хьюз был бессовестным плагиатором, но это ему мы обязаны словом «цирк». В отличие от своего наставника Чарльз не обладал предпринимательским талантом, и его детище после непродолжительного успеха и нескольких лет борьбы за выживание, в конце концов на рубеже веков приказало долго жить.

А Амфитеатр Астли, несмотря на пожары, войны и революции, продолжал пользоваться успехом у публики даже после смерти своего основателя и его сына, всего на 7 лет пережившего отца.

Открытка, рекламирующая представление «Битва при Альме» в амфитеатре Астли

Особую популярность в цирке первой четверти XIX века приобрели т.н. конноспортивные драмы вроде «Мазепы», «Айвенго» и «Петербургского курьера» — грандиозные представления с прекрасными декорациями, красочными костюмами и драматическими спецэффектами. Со временем такого рода спектакли из постановок на исторические сюжеты превратились в своеобразные иллюстрации к главным событиям современности вроде сражений сначала наполеоновских, а затем Крымской войн.

Здание Амфитеатра простояло у южной оконечности Вестминстерского моста до 1893 года. Имя создателя современного цирка, увы, забылось, но дело его живет. В Лондоне память о Филипе Астли хранит Геркулес Роуд в Ламбете, где когда-то жил наш герой, названная так в честь одного из его популярных трюков — живой пирамиды Force d’Hercule.

Понравилось? Поделитесь с другими!