Идеи приватности и потребности в личном пространстве получили широкое распространение лишь в викторианскую эпоху. А до тех пор англичане вели жизнь сплошь коммунальную; уединиться удавалось лишь счастливым обладателям т.н. four-poster beds (кроватей с балдахином). Не были исключением и не озадаченные жилищным вопросом монархи, день и ночь окруженные толпами придворных и слуг.

Средоточием королевского двора были личные покои государя — анфилада комнат, в конце которой располагалась святая святых — спальня и ретирада первого лица. Обслуживающий этот пуп английской земли персонал возглавлял the Groom of the King’s Close Stool (или — более кратко — Groom of the Stool). Должность была учреждена в самом конце XV века Генрихом VII и подразумевала удовлетворение личных нужд короля. При Генрихе VIII  список этих нужд, а вместе с ним и полномочия заботившегося о них слуги, вышли далеко за рамки интимного.

Король Вильгельм III и его стульчак

Королевские туалеты отличались истинным великолепием: легко поддававшийся транспортировке деревянный ящик с запиравшимися на замок дверцами, за которыми скрывался оловянный горшок, был обит бархатом и снабжен набитым лебединым пухом сиденьем. Назывался сей клозет close-stool. И без посторонней помощи монарху здесь было не обойтись: одному с объемными и многослойными нарядами той эпохи было не совладать; плюс кто-то же должен был стоять наготове с кувшином воды и чистой льняной тряпочкой, которая после использования кипятилась, а затем снова шла в дело. (В скобках заметим, никаких свидетельств того, что очищением королевского афедрона занимались чужие руки, не имеется.) Эти-то почетные обязанности и были возложены на упоминавшегося выше Groom of the Stool.

Впрочем, зона ответственности смотрителя королевского туалета этим не ограничивалась: он помогал королю одеваться и раздеваться, отвечал за то, чтобы глава государства был умыт и прилично одет, а его постель надлежащим образом заправлена, следил за диетой монарха, порядком в его личных финансах и сохранностью ценных предметов в пределах личных покоев, а также решал, кого туда пускать, а кого нет.

В итоге, ничтожная и унизительная, казалось бы, должность обернулась настоящим благословением для тех, кто ее занимал — деливший с королем самые интимные моменты его жизни сам становился практически всесильным. Неудивительно, что за эту вакансию шла нешуточная борьба, а удостаивались ее, как правило, сыновья аристократов и представители дворянского сословия. Сидя на горшке, король облегчал желудок и попутно душу. В клозетной тиши поверялись секреты, спрашивались и давались советы, находились решения личных и политических проблем. Со временем главные спальничие его высочества стали фактически личными секретарями монарха с логично вытекающими из такого повышения преференциями — высоким жалованьем, апартаментами в королевском дворце, платье с царского плеча, а при очередном ремонте монаршьей спальни — и праве унаследовать старую меблировку.

Предполагаемый портрет сэра Энтони Денни

Сэру Энтони Денни — кстати, все клозетные секретари Генриха VIII имели рыцарское звание — была даже доверена королевская печать; кроме того, именно ему была поручена деликатнейшая миссия сообщить королю о близкой смерти и помочь тому составить завещание. А его коллега Джон Стюарт, служивший Георгу III, и вовсе дослужился до должности премьер-министра!

Когда на трон вступила Елизавета I, установившийся при ее отце порядок вещей пришлось менять — негоже было, чтобы в самые интимные моменты рядом с королевой находился мужчина.  Вместо Grooms of the Stool появились Ladies of the Bedchamber, или камер-фрау, со схожими обязанностями.

Во время правления Стюартов старое название должности перестало вписываться в изменившиеся представления о приличиях и было изменено на Groom of the Stole (от латинского stola — одежда). Вместе с названием изменились и должностные обязанности, сосредоточившиеся на гардеробных вопросах. В 1901 году король Эдуард VII и вовсе упразднил этот пост.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!