Портрет Джозефа Бэнкса работы Джошуа Рейнольдса

Портрет Джозефа Бэнкса работы Джошуа Рейнольдса

Всем удовольствиям на свете юный Джозеф Бэнкс предпочитал радость познания. В большой степени, вероятно, это была заслуга его матери, женщины замечательного ума и проницательности. В письме другу Бэнкс вспоминал, как однажды она сказала сыну, что жабы – вопреки распространенному поверью – вовсе не являются вредителями и причиной появления бородавок, а, наоборот, приносят пользу, контролируя численность насекомых. Натирая жабами лицо, юный естествоиспытатель с наслаждением взирал на искаженные шоком и отвращением лица товарищей. Поэтому, унаследовав по смерти отца внушительное состояние, 21-летний Джозеф Бэнкс вместо, казалось бы, предначертанной судьбы богатого наследника – изучение исключительно джентльменского набора предметов, гран-тур по Европе и, наконец, правильный брак с последующей тихой, мирной, элегантно-роскошной жизнью – выбрал совершенно иную стезю.

Свое первое путешествие он совершил на Ньюфаундленд и Лабрадор с приятелем по учебе в Итоне лейтенантом Джоном Фиппсом. Они отправились в путь в апреле 1766-го и вернулись в январе 1767-го с большим «уловом», включавшим и около 340 растений. Пока друзья занимались собирательством у берегов Америки, Бэнкс был выбран членом Королевского научного общества, оказавшись самым молодым из когда-либо удостаивавшихся этой чести. В то время Королевское общество было, по сути, джентльменским клубом с уклоном в научные исследования, и все, что требовалось от новоиспеченных членов, это солидное положение в обществе и живой интерес к наукам.

Следующая экспедиция Джозефа Бэнкса стала одной из величайших в мировой истории – это была знаменитое первое кругосветное плавание Джеймса Кука. Ее главной задачей было зафиксировать прохождение  Венеры по диску Солнца. Астрономия мало интересовала Бэнкса; ему гораздо ближе была другая миссия путешественников – собрать сведения обо всех встреченных формах флоры и фауны.

Чтобы гарантировать свое участие в экспедиции, Бэнкс выступил спонсором и предоставил около 10.000 фунтов собственных средств на снаряжение экспедиции. Вот как Джон Эллис описывал это снаряжение в письме Карлу Линнею:

Никто и никогда еще не отправлялся в море с лучшим снаряжением для естественнонаучных исследований и с большим изяществом. У них прекрасная библиотека по естествознанию; в их распоряжении всевозможные приспособления для ловли и хранения насекомых; всяческие ловушки, сети, неводы и крючки для рыбной ловли на рифах; у них даже есть любопытное устройство вроде телескопа, с помощью которого в прозрачной воде можно видеть морское дно на большую глубину. У них множество ящиков с бутылями разных размеров с притертыми стеклянными крышками для заспиртованных животных. Несколько сортов соли для хранения семян и воск, пчелиный и воск мирики; и при всем этом богатстве куча народу, чьей единственной обязанностью является следить за ним. У них два художника и рисовальщики, несколько волонтеров со сносными познаниями в естественной истории».

В этой едва ли не  величайшей ботанических команд всех времен и народов был, кроме Бэнкса, еще и Дэниэл Соландер, один из лучших учеников Карла Линнея.

гербарий

Экспедиционный корабль «Эндевор» отправился из Плимута 26 Августа 1768 года. Первая остановка была на Мадейре, где два ботаника сразу же направились в Британский Совет для официального знакомства. Там им предоставили жилье, лошадей и гидов по острову на все время их пребывания. Прекрасно экипированные всем необходимым, они меньше чем за 6 дней собрали образцы около 700 разных видов.

Следующая остановка была в Бразилии, в более чем полутора месяцах пути. Именно на этом отрезке путешествия состоялась традиционная церемония пересечения экватора. Заключалась она в том, что всех, пересекавших экватор впервые, по очереди привязывали к специальному устройству и трижды окунали в океанские воды. Для тех, кому такой обряд инициации был не по душе, существовала альтернатива – отказ от своей порции рома на 4 дня (это примерно пол-литра). Из 25 членов экипажа, которым предстояло пройти через этот обряд, Кук, Бэнкс и Соландер откупились от него, оставив остальных сначала вымокнуть до нитки, а затем напиться до бесчувствия.

Когда экспедиция прибыла в Рио, местный наместник короля дон Антонио де Моура засомневался в ее якобы исключительно научных целях. Пока капитан корабля вел переговоры с упрямыми политиками, Джозеф Бэнкс не терял даром времени. Сидни Паркинсон, один из двух сопровождавших Бэнкса художников, так описывал их незаконные вылазки:

Частенько в полночь мы без ведома часового выбирались наружу через иллюминатор в каюте и спускались по веревке в лодку. Отнесенные приливом на достаточное от корабля расстояние, так что нас не было слышно, мы затем принимались грести к той части берега, где еще не бывали, высаживались там и совершали экскурсии вглубь страны».

В начале декабря «Эндевор» отправился дальше на юг, к мысу Горн, а оттуда – на Таити, откуда и планировалось вести астрономические наблюдения. Здесь Джозеф Бэнкс очень скоро стал незаменимым членом экипажа благодаря своему таланту заводить друзей среди аборигенов. Его открытость, искренняя любознательность и неподдельный интерес к их обычаям и образу жизни стали основой доверительных отношений и, по сути, новой науки – этнологии. Бэнкс учил местный язык, ел экзотическую еду, спал в хижинах своих новых друзей-таитян, вместе с ними пел и плясал, наслаждался полинезийским искусством серфинга, вел подробнейшие записи об образе жизни местных жителей и даже участвовал в островных ритуалах. Он также по примеру островитян сделал себе татуировку, чтобы показать королю Георгу.

mr-banks-shows-the-indian-the-planet-venus-on-the-sun

Однако как только Венера прошла через солнечный диск, время таитянских радостей закончилось, — и оплакиваемые прекрасными полинезийками путешественники отправились дальше на юг, за новыми открытиями и приключениями.

Более чем за сто лет до первой кругосветной экспедиции Кука в 1642 и 1644 годах капитан Абел Янсзон Тасман обошел вокруг Австралии, которую он назвал Новой Голландией, и нанес на карту примерные очертания большей части материка.  Однако восточное побережье континента оставалось неизведанным, и в планы Кука входило восполнить этот пробел длиной в 3000 километров. Ранним утром 19 апреля 1769 года впередсмотрящий «Эндевора» увидел землю. Однако найти спокойную бухту, где можно было безопасно пристать к берегу, удалось обнаружить только через 9 дней. Ее назвали бухтой Скатов – их здесь водилось в изобилии и морякам они пришлись по вкусу.

Джозеф Бэнкс и Даниэл Соландер неутомимо исследовали новую землю и едва ли не тоннами тащили на борт образцы местных растений, доселе невиданных европейцами. Их гербарий рос так стремительно, что Бэнкс опасался, успеет ли он его разобрать до того, как собранные растения сгниют. Сидни Паркинсон был так занят набросками, что на раскрашивание времени у него уже не оставалось (он успевал только делать пометки на будущее). Но Бэнксу одних растений было мало, поэтому он также собирал птиц, зверей и морских гадов. Они не были первыми европейцами, повстречавшими кенгуру, но, возможно, были первыми, кто попробовал экзотическое животное на вкус и нашел его мясо превосходным.  Кстати, авторство самого названия принадлежит Джозефу Бэнксу; оно, вероятно, происходит от слова, которым пользовалось для обозначения серого кенгуру одно из местных племен.

Возможно, впечатлившись результатами бурной деятельности экспедиционных ботаников, капитан Кук решил назвать в их честь место стоянки «Эндевора» Ботаническим заливом. Это название вскоре стало синонимом отнюдь не цветочков и ягодок. Собственно, именно по инициативе Бэнкса в Австралию начали ссылать английских преступников. Трудно сказать, чего в этой идее было больше – хорошего или плохого, — но одно бесспорно: она навсегда изменила terra australis.

На обратном пути путешествие, которое до этого момента было захватывающим дух приключением, превратилось в сущий кошмар.  Лихорадка, малярия, дизентерия и вездесущий туберкулез одна за другой уносили жизни ослабленных моряков. Капитану Куку удалось, однако, обезопасить себя и экипаж от такой напасти, как цинга. Его главным оружием в борьбе с этой вечной спутницей мореплавателей была квашеная капуста,  в которой и правда содержится некоторое количество витамина С и которая входила в обязательный ежедневный рацион экипажа «Эндевора».  Квашеная капуста спасла жизнь не одному члену команды капитана Кука, но можно представить, насколько она им осточертела за практически два года путешествия. Должно быть, когда «Эндевор» вернулся в Англию 12 июля 1771 года, его палубу огласили радостные крики «Больше никакой капусты!».

Джозеф Бэнкс планировал совершить еще одно путешествие с капитаном Куком, однако, не сложилось. Из первой экспедиции Бэнкс вернулся, пожалуй, даже более знаменитым, чем Кук, и, опьяненный успехом, выдвинул совершенно экстравагантные требования по снаряжению и переоборудованию корабля для следующего путешествия. Говорят, последней каплей стало желание Бэнкса взять с собой музыкантов, на что Кук, несмотря на все свое дружеское расположение к выдающемуся ученому мужу, ответил категорическим отказом.

Королевское общество

Королевское общество

Хотя и осененный славой, в родной Британии Бэнкс не раз становился объектом критики и насмешек. Его президентство в Королевском обществе стало причиной своего рода раскола между бывшими на стороне знаменитого ботаника натуралистами и теми его членами, которые занимались точными науками, а естественную историю почитали прибежищем дилетантов. Поэтому Бэнксу было важно доказать полезность последней, а в особенности – как знание ботаники может улучшить условия жизни и экономические показатели одной из самых ценных британских колоний – Вест-Индии.  Его идея заключалась в том, чтобы привить на местной почве хлебное дерево, с которым он впервые столкнулся на Таити и плоды которого считал идеальным потенциальным источником здоровой и вкусной пищи для работавших на сахарных плантациях рабов. Бэнксу удалось склонить на свою сторону короля – и в результате в 1787 году на Таити отправился знаменитый корабль «Баунти» под командованием капитана Уильяма Блая. Увы, слава, которую снискала себе эта экспедиция, была печальной.

Хлебное дерево

Хлебное дерево

На Таити моряки провели 6 месяцев, собирая растения для дальнейшей транспортировки в Вест-Индию. Но работа работой, а прелестями полинезийской жизни они тоже успевали наслаждаться. Некоторые из них даже женились на местных жительницах, так что легко себе представить их чувства, когда наступило время вынужденного расставания. В итоге расстроенные разлукой с любимыми подругами моряки, уже выйдя в открытый океан, подняли восстание, в результате которого 1.015 хлебных деревьев оказались за бортом, так же как и капитан Блай, высаженный в шлюпку вместе с оставшимися верными емучленами экипажа. Интересно, что он все-таки спасся и в 1793 году снова отправился в «хлебную» экспедицию на Таити, которая на этот раз завершилась вполне успешно, если не считать того, что рабы есть плоды хлебного дерева отказались.

Портрет Джозефа Бэнкса работы Бенджамина Уэста

Портрет Джозефа Бэнкса работы Бенджамина Уэста

Знаменитый Джеймс Босуэлл описывал сэра Джозефа Бэнкса, как

слона, совершенно безмятежного и кроткого, которому можно забраться на спину или поиграть с его хоботом».

Его выдающиеся заслуги и правда сделали его гигантом среди людей:  блестящий ученый-ботаник, президент Королевского общества на протяжении 42 лет – до сих пор непревзойденное достижение, научный советник короля Георга Третьего, превративший королевские сады в Кью в один из лучших ботанических садов в мире, и человек, коренным образом изменивший судьбу австралийского континента – этого послужного списка с лихвой хватило бы как минимум на пятерых.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!