Южную оконечность Вестминстерского моста украшает статуя льва. У него есть брат-близнец, который ныне охраняет стадион Твикенхем. Эту скульптурную пару изваяли в 1837 году для располагавшейся неподалеку пивоварни Lion Brewery. И пивоварня, и местная фабрика, изготовившая каменных львов, давно канули в Лету. Статуи же не отправились на свалку Истории благодаря заступничеству короля Георга VI, самого влиятельного из их многочисленных поклонников. Вестминстерский лев, покрашенный в красный — цвет Британских железных дорог, — до 1966 года украшал собой вокзал Ватерлоо. В перестроенный вокзальный комплекс царь зверей не вписался; так он обрел свое теперешнее место жительства и былой вид. Вот только вид этот обманчив: камень, из которого изваян лев Южного берега, ненастоящий.

Когда Элеанора Коуд в 1769 году решила приложить свои предпринимательские таланты на ниве производства искусственного камня, ее познания в этой области были близки к нулю. Дочь провинциального торговца шерстью, после банкротства вынужденного искать лучшей жизни в столице, Элеанора владела лавкой по продаже текстиля из льна. Что сподвигло ее на довольно рискованную попытку спасти от разорения предприятие Дэниела Пинкота, история умалчивает. Однако деловой хватки миссис Коуд (узы брака тут ни при чем — брать титул замужней женщины было стандартной практикой среди бизнес-дев того времени) хватило и на то, чтобы вытащить фабрику из долгов, и на то, чтобы всего два года спустя уволить своего бизнес-партнера и успешно продолжать его дело самостоятельно.

Искусственный камень, благодаря которому Элеанора вошла в Историю, не был изобретен ею с нуля, но внесенные ею в уже существовавшую формулу усовершенствования дали Лондону строительный материал, ставший его визитной карточкой наряду с кирпичом, штукатуркой и портлендским цементом. Разновидность керамики, гораздо лучше других материалов переносившая тяготы британского климата и лондонского смога, получила название литодипира («камень, обоженный дважды»). Однако обладавшая безошибочным деловым чутьем миссис Коуд понимала, что для успешных продаж в динамично развивающейся англоязычной стране требовалось более современное и звучное имя — такое, как ее.

Маскарон из искусственного камня Коуд (С) Удивительный Лондон

Камень Коуд (Coade stone), помимо изностойкости, обладал еще и завидной пластичностью, что позволяло ваять из него практические любые архитектурные элементы — от балюстрад до капителей со всеми промежуточными остановками, а также статуи, вазы, фонтаны и въездные ворота. Прибавьте утонченный вкус и высочайшие профессиональные навыки лучших скульпторов современности, работавших на миссис Коуд, — и получите формулу успеха The Coade Artificial Stone Company, ставшей вскоре лидером на рынке искусственного камня.

Впрочем, как и три столетия спустя, в XVIII веке качественный товар сам по себе известности и финансового благополучия не гарантировал. Понимая это, Элеанора Коуд не только регулярно рекламировала изделия своей фабрики в газетах и выставляла лучшие образцы в Королевской академии, но и открыла в 1799 году шоурум Coade’s Gallery неподалеку от того места, где Вестминстерский мост упирается в южный берег Темзы.

Скульптура из искусственного камня Коуд перед входом в Хэм-хаус в Ричмонде (С) Удивительный Лондон

Плодотворное сотрудничество с такими уважаемыми архитекторами и дизайнерами того времени как Роберт Адам, Уильям Чэмберс, Джон Нэш, Джон Соун и Джеймс Уайетт открыло для миссис Коуд и продукции ее фирмы двери самых богатых домов Британии. Предметом особой гордости были заказы от короля Георга III и принца-регента: часовня святого Георга в Виндзоре, Королевский павильон в Брайтоне, Карлтон-хаус и Букингемский дворец в Лондоне — все эти здания украшают изделия The Coade Artificial Stone Company.

Элеанора Коуд скончалась в 1821 году в почтенном возрасте 88 лет. Активный филантроп в зрелые годы, в своем завещании она оставила щедрые пожертвования в пользу в том числе и одиноких женщин, к которым судьба была не так благосклонна, как к ней. Дело всей ее жизни перешло в руки ее троюродного брата Уильяма Кроггона, после смерти которого предприятие захирело и в 1840-х годах прекратило свою деятельность.

Вазон из искусственного камня Коуд в парке Чизик-хауса (С) Удивительный Лондон

Рецептура искусственного камня, прославившего Элеанору Коуд, долгое время считалась утраченной навсегда. Впрочем, поскольку и она, и Пинкот посчитали оформление патента излишним, к середине XIX века список ингредиентов и их пропорции были хорошо известны и применялись рядом производителей. Строго говоря, с учетом уже упоминавшегося выше разнообразия ассортимента компании речь едва ли шла об одной и той же неизменной формуле, и главный секрет заключался в мастерстве тех, кто создавал смесь для конкретного изделия и обжигал ее в печи. Когда в очередной раз поменялась архитектурная мода и на смену искусственному камню пришло новое изобретение портлендский цемент, рецепт и технология просто ушли вместе с владевшими ими людьми, но были воссозданы в конце XX века скульптором Филипом Томасоном. А вот изделиям фабрики миссис Коуд ни ход времени, ни переменчивая мода оказались не страшны: двести с лишним лет спустя в мире — от Британии до России, Южной Африки и Бразилии — их насчитывается более шести с половиной сотен.

Понравилось? Поделитесь с другими!