Сердцу, как известно, не прикажешь. Всю беспощадную очевидность этой истины испытал на себе принц Уэльский — будущий король Георг IV, — влюбившись в Марию Фитцхерберт. Более неподходящей кандидатуры на роль возлюбленной наследника престола трудно было себе представить: Мария была на шесть лет его старше, дважды вдова и к тому же католичка.

Видимо, понимая всю щекотливость своего положения, миссис Фитцхерберт всячески уклонялась от ухаживаний принца, а когда тот попытался воззвать к ее чувствам посредством попытки покончить с собой, сбежала от греха подальше на континент. Но пылкий влюбленный не сдавался и 3 ноября 1785 года — уже во второй раз — предложил ей сочетаться узами брака. А в знак любви и верности отправил ей медальон с миниатюрным изображением собственного глаза работы одного из прославленных художников того времени Ричарда Косвея. Вскоре миссис Фитцхерберт вернулась в Англию, а 15 декабря в обстановке полной секретности был оформлен брачный союз наследника престола и его дульсинеи.

Миниатюрные же акварельные изображения одиноких очей на слоновой кости (известные в ту пору как eye miniatures, а позднее получившие название lover’s eyes) на ближайшие полвека вошли в моду при дворе и в среде состоятельных людей не только в Англии, но и во Франции, России и в гораздо меньшей степени в Америке. «Глаза» драгоценных супругов, возлюбленных и детей украшали собой браслеты, броши, кулоны и кольца. А их анонимность — надо очень хорошо знать человека, чтобы узнать его с в буквальном смысле одного взгляда — оказалась на руку тем, кто по разным причинам вынужден был скрывать свои сердечные привязанности. В этом они оказались настолько надежными, что до сих пор бывшие владельцы большинства из чуть менее 1000 сохранившихся миниатюр и обладатели сводивших их с ума глаз успешно сохраняют свое инкогнито.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!