Каждый год в день рождения ученого 11 апреля отмечается Всемирный день Паркинсона. Не историка и автора знаменитых «Законов Паркинсона», а его соотечественника врача Джеймса Паркинсона, чьим именем названо печально известное старческое заболевание. Удивительно, но при жизни его заслуги перед медициной оказались в тени его же скандальной политической деятельности и достижений в области тогда еще только зарождавшейся науки геологии.

Карикатура Джеймса Гиллрэя на The London Corresponding Society

Джеймс Паркинсон был активным сторонником парламентской реформы и идеи всеобщего избирательного права. Революционные политические взгляды привели его в начале 1790-х годов в члены The London Corresponding Society for Reform of Parliamentary Representationобъединения рабочих и ремесленников, исповедовавших те же идеи радикального переустройства британской политической системы. Как явствует из названия, члены общества вели бурную пропагандистскую деятельность. Врач Джеймс Паркинсон публиковал свои политические опусы под псевдонимом «старина Губерт».

Между тем времена на дворе стояли неспокойные. На континенте французы только что свергли и безжалостно казнили своего монарха. На Туманном Альбионе всерьез опасались, что революционные настроения могут легко преодолеть Ла-Манш и наделать бед в королевстве.

Портрет короля Георга III работы сэра Уильяма Бичи

Положение усугублялось тем, что правящий монарх Георг III страдал от припадков порфирии, во время которых становился совершенно невменяемым. На его жизнь уже дважды покушались. И хотя злоумышленники сами оказались «с приветом», что в конечном итоге спасло им жизнь, ибо официально признанных сумасшедшими преступников отправляли не на виселицу, а в Бедлам, стабильностью в королевстве и не пахло.

В довершение бед в Италии придумали, а в Австрии изготовили новое оружие — пневматическую винтовку Жирардони, скорострельную, дальнобойную и по сравнению со своими предшественницами довольно тихую. Наступила эпоха снайперов-невидимок. Отныне грань между жизнью и смертью проходила буквально на расстоянии пушечного — точнее, винтовочного — выстрела.

Сложившиеся обстоятельства требовали решительных действий. Закон о подстрекательстве к мятежу, по которому нападение на короля расценивалось как государственная измена, существовал, вот только со смертью Карла II в 1685 году он утратил свою силу. Требовался новый, а впридачу к нему хорошо было бы запретить народу еще и собираться в больших количествах, ибо, как известно, совместное времяпрепровождение всячески способствует развитию критического отношения к власти и провоцирует беспорядки. Сказано — сделано. Согласно новым законопроектам, государственной изменой считались даже мысли об убийстве правящего монарха, а проведение любых публичных политических собраний и лекций без разрешения городского магистрата было запрещено. Разумеется, у народа такое ограничение его прав восторга не вызвало и грозило массовыми беспорядками. Для принятия непопулярных законов нужна была веская причина. И она, конечно, нашлась.

Козлами отпущения решили сделать нескольких членов The London Corresponding Society, благо шпики паслись там уже давно. Основатель Общества сапожник Томас Харди уже подвергался аресту и обвинению в измене в 1794 году, но был признан невиновным. А как насчет заговора с целью убить короля?

В том же году карета отправившегося на церемонию торжественного открытия сессии парламента Георга III подверглась осаде со стороны недовольной толпы, требовавшей хлеба и скандировавшей «Долой короля!». В этом столпотворении одно из окон монаршьего экипажа оказалось разбитым. По версии руководства страны, случилось это, когда сидевший в засаде снайпер попытался убить помазанника божия с помощью стрелы с отравленным наконечником.

Четверо членов The London Corresponding Society были арестованы. Джеймс Паркинсон избежал этой участи, однако, ему пришлось давать показания перед Тайным советом и самим премьер-министром Уильямом Питтом. В конце концов его отпустили с миром. Та же судьба постигла и его заключенных под стражу единомышленников: на их удачу главный свидетель обвинения — он же по совместительству засланный казачок, шпионивший за членами Общества по поручению правительства, — умер до начала суда, после чего дело развалилось.

Неудивительно, что выбравшись из этой передряги, наш герой посчитал за лучшее оставить политическую борьбу и предпочел сосредоточиться на занятиях, не грозивших ни тюрьмой, ни виселицей.

Иллюстрация из книги Джеймса Паркинсона Organic Remains of a Former World

Его репутация как геолога была столь велика, что в 1807 году он стал основателем Геологического общества. И он же одним из первых — за полстолетия до Чарльза Дарвина — выдвинул идею о том, что окаменелые ископаемые — это останки древних растений и животных. Правда, эволюцию он считал божественным промыслом, но замечал, что библейская идея о создании мира в течение нескольких дней условна и каждый день длился гораздо дольше положенных ему 24 часов.

Первая страница сочинения Паркинсона, посвященного дрожательному параличу

Однако прежде всего Джеймс Паркинсон был потомственным врачом. Всю свою долгую жизнь он вел практику в родном Хокстоне, особое внимание уделяя проблемам психического здоровья своих пациентов. В 1817 году он опубликовал работу о т.н. «дрожательном параличе», в котором впервые описал заболевание, симптомы которого наблюдал в повседневной жизни — на улицах родного города. Паркинсон верил, что оно поддается лечению.

Его исследование было оценено по достоинству лишь около 60 лет спустя после смерти ученого основателем современной неврологии Жаном-Мартином Шарко, который и предложил дать заболеванию имя Паркинсона.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!