Питьевой фонтан в лондонском районе Хэкни

Питьевой фонтан в лондонском районе Хэкни © Анастасия Сахарова

Во время Всемирной  выставки 1851 года «Панч» писал:

Тот, кто сможет обеспечить стакан пригодной для питья воды в Лондоне, представит лучший и наиполезнейший продукт на целой выставке».

Жажда

В середине XIX века питьевой водой столицу снабжали 9 частных компаний, каждая из которых владела монополией на определенные районы города. Впрочем, воды этой было недостаточно для быстро растущего города, к тому же часто пить ее было просто опасно, как обнаружил во время эпидемии холеры 1854 года Джон Сноу. Когда стало ясно, что причиной холеры являются не миазмы с Темзы, а вполне конкретные бактерии, коих в главной водной артерии страны было предостаточно благодаря сточным водам, была введена обязательная фильтрация воды, а водозабор перенесли выше по течению реки, где она еще не была отравлена бытовыми и промышленными отходами жизнедеятельности столицы.

Однако вплоть до 1859 года, когда была основана «Столичная ассоциация питьевых фонтанчиков», абсолютному большинству лондонцев вне дома было весьма затруднительно разжиться такой элементарной вещью, как стакан чистой воды. Извозчики же сталкивались еще с одной проблемой – как напоить лошадей. Единственным местом, где они могли это сделать, были пабы – вернее, те из них, хозяева которых позаботились соорудить поилку.  Разумеется, вода в этих поилках была не бесплатной: висевшие над ними вывески гласили

всяк, поящий здесь лошадей, должен заплатить пенни или купить пива».

Учитывая, что количество саврасок на улицах Лондона тогда составляло порядка полсотни тысяч, владельцы пабов, должно быть, получали с этого неплохую прибыль.

Плюс фонтанизация всего города

Положение решил исправить Сэмюэл Гурни, член парламента и выходец из именитой семьи банкиров и филантропов. Именно его стараниями 10 апреля 1859 года была создана «Столичная ассоциация бесплатных питьевых фонтанчиков». Спустя 11 дней, 21 апреля первый питьевой фонтанчик со встроенным фильтром для очистки воды был запущен на глазах у большой толпы восторженных зевак. Этот фонтан, открытый на средства Гурни, был встроен в стену церкви Гроба Господня на Ньюгейт Стрит, где его можно видеть и доныне вместе с двумя металлическими кружками для питья.

Фрагмент питьевого фонтана в лондонском районе Хэкни

Фрагмент питьевого фонтана в лондонском районе Хэкни © Анастасия Сахарова

В течение последующих пары лет новые питьевые фонтанчики появлялись со скоростью примерно 1 каждую неделю, многие на деньги самого Сэмюэла Гурни. Со временем Ассоциация стала сотрудничать с Обществом трезвости, и фонтанчики, многие из которых устанавливались возле пабов, стали известны как фонтанчики трезвости. Пиво долгое время оставалось главной альтернативой воде в том числе и потому, что пить его было безопаснее для здоровья. Чай и кофе были слишком дороги, поэтому борцы за трезвый образ жизни горячо приветствовали нововведение как бюджетную альтернативу алкоголю. Новая затея нашла поддержку и со стороны церкви: фонтанчики часто оборудовали при храмах, чтобы тем самым продемонстрировать заботу церкви о бедных. На многих были надписи, гласившие:

Иисус сказал: «Те, кто выпьет этой воды, испытает жажду снова, но те, кто выпьет воды, данной мной, уже никогда не испытает жажды».

Вскоре большинство из них было оборудовано еще и мисочками для собак. Кстати, сейчас в жаркую погоду плошки с водой для собак часто можно увидеть у входа в небольшие магазины и лавки. Свою порцию живительной влаги четвероногие друзья человека получают – абсолютно безвозмездно, т.е. бесплатно – и в пабах. Затем настал черед прочей живности: в 1867 году к названию ассоциации добавили упоминание поилок для скота (т.к. предназначались они не только для лошадок, но и для скотины, которую пригоняли из провинции на столичные рынки), и начали устанавливать их по всему Лондону. Те, что дошли до наших дней, сделаны из прочного гранита, пришедшего на смену первым металлическим, оказавшимся недостаточно прочными. Новые поилки появлялись на улицах британской столицы вплоть до середины XX века, когда гужевой транспорт окончательно вытеснил транспорт автомобильный.

Мероприятие оказалось настолько успешным, что Чарльз Диккенс-младший в 1879 году в своем «Лондонском словаре» поместил посвященную ему статью:

До недавних пор в Лондоне практически не было общественных питьевых фонтанчиков и поилок для скота. Эта проблема сейчас успешно решена «Столичной ассоциацией питьевых фонтанчиков и поилок для скота», которая обустроила и обслуживает почти 800 фонтанчиков и поилок, где ежедневно выпивается огромное количество воды. По оценкам, в жаркие летние дни фонтанчиками пользуются 300 тысяч человек, а одна поилка за сутки удовлетворила потребность в воде 1800 лошадей».

Берегите воду!

Сегодня ассоциация продолжает устанавливать питьевые фонтанчики в школах и на игровых площадках, а кроме того помогает людям в других странах – главным образом в Африке – обеспечивать себя свежей питьевой водой. В то же самое время установленные ею в прошлом фонтанчики в Лондоне представляют собой довольно печальное зрелище. Редко какие из них работают, многие превратились в урны для мусора. Впрочем, ответственность за это лежит на местных властях, в чьи обязанности входит поддержание питьевых фонтанчиков в рабочем состоянии. К сожалению, они часто становятся жертвой недостаточного финансирования – в эпоху, когда каждый может легко купить бутылку минеральной воды или напиться водой из крана, тратить деньги на питьевые фонтанчики не представляется целесообразным.

Правда, до недавних пор никто не задумывался над тем, что на производство и транспортировку 1 литра бутилированной воды тратится четверть литра нефти и 7 литров воды! А еще ведь есть колоссальные отходы – 150 миллиардов бутылок в год –если выложить их в линию, она протянется от Земли до Луны 50 раз! – из которых лишь малая толика подвергается переработке. Озаботившись тяжелым бутылочным бременем, которое легло на плечи матушки природы по вине водохлебов, создатели складной карманной бутылки Охайо запустили кампанию по расширению сети питьевых фонтанчиков в Великобритании. Спустя 160 лет инициатива Сэмюэла Гурни вновь обрела актуальность.