Представитель того самого вида Giraffa camelopardalis rothschildi

Все мы с детских лет знакомы с удивительными африканскими созданиями — жирафами: читали о них в книжках, видели их в зоопарке и по телевизору. И бьюсь об заклад, вы, как и я, всю жизнь полагали, что все жирафы одинаковы: длинные шеи, пятнышки, пара рожек и хвост с кисточкой. А оказывается, на Земле сейчас по меньшей мере шесть видов этого зверя (это не считая вымерших), каждый со своим латинским названием, особенностями структуры ДНК и практически не скрещивающийся с сородичами. У одного из них на голове не два, а пять рожек. Зоологам он известен как giraffa camelopardalis rothschildi. Но каким образом африканскому зверю удалось «породниться» со знаменитым семейством банкиров? Об этом наш сегодняшний рассказ.

8 февраля 1868 года в семье лорда Натана Ротшильда родился первенец. Мальчика назвали Лайонелом Уолтером. Отец, разумеется, был уверен, что старший сын пойдет по его стопам и в назначенный день и час встанет во главе семейного бизнеса. Однако жизнь распорядилась иначе: в 1875 году 7-летний собиратель насекомых и бабочек сильно озадачил родителей, заявив, что собирается создать зоологический музей. Самое удивительное здесь, пожалуй, то, что детская мечта оказалась не мимолетным желанием, а выбором на всю жизнь. Три года спустя коллекция Уолтера достигла вполне музейных размеров. Первая экспозиция помещалась в садовом сарае семейного поместья Тринг Парк в графстве Хартфордшир.

В 1887 году 19-летний Ротшильд-младший в компании стаи своих любимых птичек киви отправился изучать зоологию в Кембридже. Однако два года спустя по достижении совершеннолетия Уолтеру пришлось подчиниться воле отца. Много лет он без всякого удовольствия исполнял повинность наследника в семейном банке в Лондоне. Правда, родители постарались компенсировать причиненный моральный ущерб и подарили сыну… зоологический музей. К этому времени собранные Уолтером коллекции разрослись настолько, что старший Ротшильд выделил под них отдельный участок на окраине Тринг парка; там были построены два небольших домика — один в качестве библиотеки, другой для смотрителя, но сердцем открывшегося три года спустя для публики Зоологического музея стало здание, где хранился впечатляющий паноптикум тварей божьих.

Уолтер Ротшильд верхом на гигантской черепахе

Пока Уолтер выполнял сыновний долг, его родители оплачивали также многочисленные зоологические экспедиции, отправлявшиеся из Тринга во все концы света. Ротшильд-младший и сам путешествовал по Европе и Северной Африке с научными целями, но, учитывая занятость в семейном бизнесе и слабое здоровье, вынужден был в основном поручать сбор материала в отдаленных и неизученных уголках Земли другим — исследователям, профессиональным коллекционерам и местным жителям. Нанимал он и таксодермистов, библиотекаря, но главное — ученых; совместными усилиями они курировали все увеличивавшиеся коллекции и писали на их основе научные труды.

Научная работа Уолтера Ротшильда велась главным образом в сферах энтомологии и орнитологии. Полагая, что одними только шкурами, скелетами и чучелами не обойтись, он собирал также и живых представителей фауны. На просторах семейного поместья паслись такие экзотические создания, как кенгуру и казуары.

Уолтер Ротшильд

За почти полвека научной работы в сотрудничестве с коллегами Уолтер Ротшильд описал более 5000 новых видов животных, включая упомянутого ранее жирафа с пятью рожками, дал названия сотням видов и подвидов животных, птиц и насекомых и опубликовал свыше 1700 научных работ и книг. Когда выяснилось, что предпочтения научных журналов, настаивавших на использовании латинских названий, состоявших из двух слов — названия рода и вида, и пристрастие нашего героя добавлять к этому еще и название подвида вошли в неразрешимое противоречие, Уолтер Ротшильд начал издавать собственный журнал, где с удовольствием публиковали результаты его научных изысканий — главным образом в области таксономии.

В 1898 году наш ученый миллионер стал почетным доктором Университета в Гисене (Германия), год спустя — членом совета Британского музея, а в 1911-м был выбран членом Королевского общества.

Срок «каторги» в семейном банке Ротшильдов истек лишь в 1908 году, когда Уолтеру было позволено оставить дела, препоручив их брату Чарльзу — в качестве хобби, кстати, коллекционировавшему и изучавшему блох, — и посвятить теперь уже все свое время (и деньги) любимому занятию. Два года спустя он ушел и из политики, оставив место члена парламента от либеральной партии. В 1915 году умер Натан Ротшильд, и Уолтер унаследовал отцовский титул, а вместе с ним многочисленные общественные, политические и религиозные обязательства. Положение главы семейства вынуждало заниматься не только наукой. Уолтер Ротшильд принимал активное участие в разработке проекта декларации по созданию еврейского национального государства в Палестине. 2 ноября 1917 года на адрес его лондонской резиденции на Пикадилли пришло письмо от британского министра иностранных дел лорда Артура Джеймса Бальфура, сообщавшее лидеру британских сионистов лорду Лайонелу Уолтеру Ротшильду о согласии правительства Великобритании «на создание в Палестине национального очага для еврейского народа».

Уолтер Ротшильд так никогда и не женился. Вероятно, сыграла свою роль природная застенчивость, помноженная на чрезмерную материнскую опеку (Уолтер прожил с матерью в буквальном смысле всю жизнь — он пережил ее всего на два года). Впрочем, это не спасло его от связанных с женщинами неприятностей. Одна из его любовниц Лиззи Ричи была более-менее безумна, другая по имени Мари Фреденсон страдала непомерной алчностью. Но настоящей катастрофой для него стал роман с супругой одного из пэров. Вместе с мужем та шантажировала его на протяжении более чем трех десятилетий, так что в 1931 году он, и так уже порядком поиздержавшись, вынужден был продать изрядную часть своих коллекций Американскому музею естественной истории за 225 тысяч долларов — примерно по доллару за каждую из, как сказали бы музейщики, единиц хранения.

Уолтер Ротшильд и тот самый экипаж, запряженный зебрами

Впрочем, болезненная застенчивость и заикание немедленно исчезали, как только речь заходила о страсти всей его жизни. Уолтер Ротшильд любил науку не столько умом, как интеллектуал, сколько сердцем. Стоит ли удивляться тому, что, намереваясь доказать неправоту своих современников, считавших зебру неисправимо диким животным, которое невозможно приручить и поставить на службу человеку, он не придумал ничего менее эксцентричного, чем приехать к Букингемскому дворцу в повозке, запряженной полосатыми строптивицами.

После смерти лорда Ротшильда в 1937 году его коллекции, музей в Тринге и уникальная библиотека научной литературы и редких книг в 30 тысяч томов были переданы Британскому Музею. Крупнейшая зоологическая коллекция, когда-либо собранная одним человеком, стала самым значительным «наследством» такого рода, полученным музеем за всю его историю. За свою жизнь Уолтер Ротшильд собрал 2000 чучел животных и примерно столько же — птиц, 2 миллиона бабочек и мотыльков, 144 гигантских черепахи, 200 тысяч птичьих яиц. В его честь назван не только чудный жираф с пятью рожками, но также 153 вида насекомых, 58 птиц, 17 млекопитающих, 3 рыбы, 3 паука, 2 рептилии, 1 многоножка и 1 червь. Последние, наверное, особенно гордятся родством со знаменитым миллионером.

Понравилось? Поделитесь с другими!