Агаты, янтарь, камфара,шелк, шафран, ляпис-лазурь, марена, кошениль, сарсапарель — это далеко не полный перечень даров Востока, которыми на протяжении более 200 лет снабжала Британию легендарная Ост-Индская компания. Экскурсия по столичному кусочку этой величайшей торговой империи прошлого входила в программу официальных визитов в Лондон правителей зарубежных стран. Удивительно, что при этом ее штаб-квартира в Ист-Индия Хаус на Леденхол Стрит в Сити (теперь на этом месте возвышается футуристическое здание Ллойдс) была весьма скромных размеров идаже на пике могущества Компании ее штат составлял менее 250 человек.

Ист-Индия Хаус, лондонская штаб-квартира компании

Во второй половине XIX века Ост-Индская торговая империя стала неумолимо клониться к закату, и хотя официально Компания была ликвидирована только в 1874 году, ее штаб-квартира в Лондоне была снесена 12 годами ранее, а ее содержимое пущено с молотка. Представить ценность накопленных за два с лишним века британскими негоциантами сокровищ можно и без детальных перечислений; достаточно будет сказать, что они составляют основу индийской галереи в музее Виктории и Альберта, а миллионы рукописных книг из архивов Ист-Индия Хаус занимают теперь 13 километров полок в Британской библиотеке.

Когда 31 декабря 1600 года была основана британская Ост-Индская компания, в мире уже насчитывалось несколько таких компаний, торговавших со странами Востока от лица Франции, Нидерландов, Испании и Португалии. Главным объектом делового интереса европейских купцов были, разумеется, ценившиеся на вес золота и приносившие баснословную прибыль пряности, в частности перец. На протяжении многих веков они поступали в Европу по суше через Азию и Средний Восток. Однако к XVI веку, благодаря открытому Васко да Гама морскому пути в Индию, европейцы смогли избавиться от посредников и торговать со странами Востока напрямую. Разумеется, Елизавета I мечтала, чтобы свою долю этого поистине драгоценного «пирога» получила и Англия.

Ост-Индская компания получила право монопольной торговли с Востоком. Практика создания госмонополий была в то время довольно широко распространена: учитывая многочисленные риски, сопровождавшие морские путешествия на другой конец Земли, и высокую стоимость их организации, инвесторам, отваживавшимся вложиться в подобные предприятия, нужны были максимально возможные гарантииполучения прибыли. Такую гарантию, хотя и не абсолютную, давало сотрудничество с государством, обеспечивавшим военную поддержку мирного дела торговли.

Опять же благодаря покровительству самой королевы, монополия получила статус компании с ограниченной ответственностью. Прежде вся ответственность возлагалась на инвесторов и в случае неудачи предприятия кредиторы могли отобрать у них все до последней рубахи, а то и отправить в долговую тюрьму, если тем не удавалось расплатиться по счетам. Разумеется, подобный инвестиционный климат процветанию экономики не сильно способствовал. Кроме того, Ост-Индская компания стала первой акционерной компанией, т.е. вкладывавшие в нее деньги инвесторы взамен получали пропорционально своим вложениям акции и дивиденды, зависевшие от прибыли компании.

Конечно, в таком партнерстве были и свои минусы. При дворе было немало тех, кто только и мечтал поживиться за счет Компании. Конкуренты активно лоббировали отмену ее статуса монополиста. Однако Компания в долгу не осталась и в противовес создала в Парламенте мощное и исключительно дружное Ост-Индское лобби, которое, разумеется, зиждилось на прочной финансовой основе. Всех более-менее важных лиц при дворе, всех, кто мог как помочь, так и навредить компании, включая любовниц и священников, поддерживали в правильном расположении духа с помощью дорогих экзотических подарков. А едва государство оказывалось на грани банкротства, подарки получало и казначейство. В решении же политических вопросов за пределами острова в ход активно шли взятки. Если подкуп не удавался, на своем настаивали силой. Но самым действенным инструментом, как и дома, было все-таки субсидирование поиздержавшихся правителей.

К концу XVII века Ост-Индская компания основала немало факторий по всему западному и восточному побережью Индии, главные из которых находились в Мадрасе, Калькутте и Бомбее. Впрочем, далось ей это нелегко: ее прочно обосновавшиеся на рынке конкуренты делиться богатой добычей не спешили.  Борьба за восточные сокровища велась в буквальном смысле слова не на жизнь, а на смерть: так в 1623 году на острове Амбон на территории современной Индонезии сотрудники Голландской Ост-Индской компании обвинили в измене и казнили двадцать человек, десять из которых служили в Британской Ост-Индской компании. Впрочем, британцы и сами были не лыком шиты. Когда первые два судна компании, груженые шерстью и железом, прибыли в декабре 1602 года на Яву и выяснилось, что на местном рынке эти товары не имеют практически никакой ценности, британцы, не мудрствуя лукаво, захватили португальский корабль с грузом золота, серебра и индийского текстиля, которые отлично конвертировались в пряности.

Когда читаешь об Ост-Индской компании, неизбежно наталкиваешься на слова о том, что она породила особый род работников — фанатично преданных фирме сотрудников, — что, в общем-то, неудивительно, учитывая ее сильно опережающую свое время кадровую политику. В 1833 году первой в мире Компания ввела выплату пособия по сокращению штатов. Она славилась щедрыми больничными и пенсиями, причем в отдельных случаях – например, при утрате кормильца – пенсия выплачивалась членам его семьи.  Получившие профессиональную травму сотрудники фирмы переводились на пожизненное содержание. Служившие в рядах армии и флота Ост-Индской компании  в случае ранения переводились на легкую офисную работу на складах Компании. С уважением относилась Компания и к своим пожилым сотрудникам, которых называли старейшинами и которые получали особые привилегии. Для тех своих служащих, которые впали в душевное расстройство, Компания основала приют, где, в отличие от Бедлама, их с гораздо большим пониманием и человечностью лечили доктор Уильямс и доктор Саут, штатные сотрудники Ист-Индия Хаус.

Большую часть XIX века рабочий день в лондонских доках длился с 6 утра до 6 вечера, но не для работников мегакорпорации: их рабочая неделя ограничивалась 36 часами. Зарплата рабочих в Компании была выше средней по рынку и выплачивалась регулярно, а добровольная сверхурочная работа оплачивалась. Пеклась Компания и о безопасности. Учитывая, что ее лондонские склады занимали территорию площадью 2.8 гектара и были под завязку набиты легковоспламеняющимися товарами, особую актуальность приобретали противопожарные меры. Так, например, свечами разрешалось пользоваться, только если они были установлены в запиравшийся на замок фонарь; все двери и балки были из железа; у Компании также была своя пожарная бригада на зарплате, тренировавшаяся в еженедельном режиме. Повозки, транспортировавшие грузы между причалами и складами, должны были соблюдать установленный скоростной режим – 4 км в час, — за нарушение которого грозил штраф – их прогрессивная линейка охватывала все лошадиные скоростные режимы от шага до галопа.

Надо ли удивляться, что проблем с дисциплиной, в том числе и воровством, в Компании практически не было: достойная зарплата и эффективная организация вызывали уважение ее работников. Свою роль в этом, вероятно, сыграл и тот факт, что,  несмотря на свой статус государственной монополии, Ост-Индская компания смогла избежать практически неизбежного в таких случаях кумовства; более того — в эпоху, когда деньги и власть, как правило, передавались по наследству, одной из первых внедрила практику назначения на должность в зависимости от результатов особого экзамена, теперь бы это назвали собеседованием.

Бостонское чаепитие

Из школьных учебников истории вы наверняка помните о т.н. Бостонском чаепитии 1773 года. Американских колонистов возмутило то, что Британия попыталась навязать им миллионы фунтов оказавшегося в излишке на английский складах Ост-Индской компании чая, а саму Компанию сделать единоличным поставщиком чая в американские колонии. Колонистам это показалось несправедливым – дескать, почему это правительство поддерживает интересы одной компании в ущерб ценностям свободы – и они выбросили злополучный чай в воды Бостонского залива.Так ставшая заложницей собственного могущества торговая компания оказалась вовлечена в геополитику.

Ост-Индская компания была также виновницей т.н. опиумных войн с Китаем. В 1699 году Компания получила право вести торговлю в китайском Кантоне. В Поднебесной она закупала шелк, фарфор и чай, за которые расплачивалась серебром. Однако чай со временем стал настолько популярным напитком в Англии, что возникли опасения, как бы на него не ушел весь государственный запас драгоценного металла. Чтобы этого не случилось, Компания переключилась на другую «валюту» — опиум. Опиум не только был ценным лекарством, снимавшим боль и напряжение и помогавшим при бессоннице, но и вызывал серьезное привыкание. Поскольку прибыль торговля опиумом приносила щедрую, Компания всячески поощряла его употребление, несмотря на смерти огромного числа людей и нешуточную угрозу китайскому обществу. После того как Компания потеряла право монопольной торговли в 1834 году, в контрабанду опиума в Китай включились и прочие желающие урвать куш побольше. Китай такое положение вещей не на шутку испугало, но Британия, заявив о своем намерении защищать «свободную торговлю», начала войну; Китай потерпел поражение – и потерял Гонконг.

К 1800 году из торгового предприятия Ост-Индская Компания постепенно превратилась в управляющего подконтрольными ей территориями в Индии. Немалая армия ее критиков была в бешенстве. Какое оправдание может быть обладанию правом не только монопольной торговли, но и сбора налогов с жителей Индии? Как вообще получается, что коммерческое предприятие правит 90 миллионами индийцев, контролирует 243.000 квадратных километров территории страны, чеканит свою собственную монету и держит армию численностью в 200.000 человек? Не способствовал общественной популярности Компании и голод 1769-70 годов в фактически разоренной алчностью ее служащих некогда богатой провинции Бенгалии, который унес жизни трети  ее населения.

Видя, что Компания не справляется со своими административными обязанностями, британское правительство усилило контроль; а после восстания сипаев в 1858 году, лишившись к тому времени права вести торговлю в Индии и утратив правомонопольной торговли с Китаем, Британская Ост-Индская Компания была отстранены от управления делами  на индийских территориях,  ее армия и флот национализированы, а королева Виктория стала императрицей Индии. Началась новая глава истории, в которой некогда могущественной корпорации места не было.

Давно канувшая в Лету Ост-Индская Компания по-прежнему остается предметом жарких споров. Многие считают ее этакой  «корпорацией монстров»: как вам, например, прибыль в 32.000 процентов, которую она зарабатывала на импорте мускатного ореха? А торговля опиумом?

Но, с другой стороны, ее управляющие в самом начале карьеры в обязательном порядке учили местные языки, а чтобы познакомить их с восточными религиями, Компания основала в Калькутте свою собственную медресе и санскритский колледж. Ее сотрудники, многие из которых проработали в Индии по 40 с лишним лет, перенимали образ жизни местного населения, носили такую же одежду, постились в Рамадан, брали в жены индианок. Ее сотрудники, такие как Кол Джеймс Тод по прозвищу «Раждастан», Уильям Джонс и Генри Колбрук были пионерами изучения санскритских и буддистских священных книг и на заре расцвета археологии в Индии обнаружили и спасли тысячи древних памятников и священных книг. С началом периода английского господства все сильно изменилось. Но не наше дело выносить исторические вердикты. Мы лишь постарались взглянуть на поистине выдающийся феномен, каким была Ост-Индская компания, беспристрастно и с разных точек зрения, а уж выводы из этой истории каждый сделает сам.