В чем разница между таксидермистом и сборщиком налогов? Таксидермист сдирает с тебя только шкуру, — остроумно заметил Марк Твен.

Подоходный налог в Великобритании, как известно, один из самых высоких  в мире, а между тем ему всего 200 с небольшим лет от роду: он был введен как временная мера для финансирования войны с наполеоновской Францией и исчез сразу же после подписания мирного договора в 1802 году. Однако, в полном соответствии с известной поговоркой о постоянстве временного, вернулся уже год спустя и с тех пор возмужал и окреп — с первоначальных ставок от менее 1% на доходы выше £60 (около £6.000  с учетом двухсотлетней инфляции) и до 10% на доходы выше £200 (около 20 тысяч современных фунтов) он вырос до 20% на доходы выше £11.500 и до 45%, если вы богатенький буратино с годовым заработком более £150.000.

Впрочем, не сказать, чтобы фискальное бремя, ложившееся на плечи Джона Булля во времена до введения подоходного налога, отличалось особой легкостью. А вот разнообразием еще как!

Например, в средневековой Англии имелся т.н. налог на трусость. Он взимался с тех рыцарей, которых не прельщала перспектива сложить голову в очередной войне, затеянной монархом. Генрих I, не считая, видимо, трусость особенно ценным качеством, и брал за нее по-божески. А вот король Иоанн Безземельный пожадничал, поднял расценки на малодушие сразу в 3 раза и, возможно, тем самым переполнил чащу терпения своих вассалов, которые заставили зарвавшегося правителя подписать Великую Хартию Вольностей.

В 1696 году в Британии податью обложили окна. Бесплатно домовладельцам полагалось не более 6 окон, а дальше чем больше оконных проемов — тем дороже каждый из них; как видите, налог был исключительно прогрессивный. А главное налоговому инспектору не составляло труда высчитать причитающуюся сумму — достаточно было пересчитать окна на фасаде.

Впрочем, вполне предсказуемо, денег в казну это нововведение принесло меньше ожидаемого: люди попросту стали строить дома с меньшим количеством окон, а в старых закладывать «лишние» оконные проемы кирпичом (в Шотландии, куда налог добрался лишь в 1784 году благодаря премьер-министру Уильяму Питту, такие ослепшие окна стали называться «картинками Питта»(Pitt’s Pictures). Такие попытки сэкономить не лучшим образом сказывались на здоровье нации, и в 1851 году от оконного налога отказались. Однако память в языке о нем жива и поныне в выражении day-light robbery («грабеж среди бела дня»).

XVIII  век в Англии отличался особым разнообразием и оригинальностью налогов. Пошлиной обложили кирпичи. Изворотливые англичане, разумеется, тут же перешли на кирпичи большего размера, ибо поначалу налог взимался поштучно. Правда, и в правительстве сидели не дураки, которые вскоре обложили большие кирпичи более высоким налогом. Так и жили до 1850 года.

В 1712 году при королеве Анне вслед за новыми веяниями моды, когда на смену штофным тканям пришли обои с рисунком, эти последние и стали очередной дойной коровой. В целях экономии налогоплательщики придумали покупать обои без рисунка и наносить на них узор самостоятельно.

В 1784 году был введен своеобразный налог на роскошь, которым обложили шляпы — символ богатства и высокого общественного положения. Головные уборы тут же подорожали на величину гербового сбора. Неуплата налога сулила неприятностями, а за подделку гербовой марки можно было и вовсе лишиться головы. Шляпники попробовали было объегорить налогового инспектора, перестав называть свои творения шляпами, но тот тоже был не лыком шит и в 1804 году распространил действие налога на все виды головных уборов. Правда, через 7 лет налог отменили.

Развлечения как, видимо, своего рода роскошь тоже испокон веку служили на благо процветания государственной казны. Так, налог на игральные карты просуществовал аж 1960 года, надолго пережив эпоху, когда карточные игры были главной забавой праздных британцев. Зато теперь приходится платить телевизионный налог, даже если телепередачи вы смотрите на экране своего компьютера или планшета. Вы будете смеяться, но слепые владельцы телевизоров платят ровно половину ставки. То же самое правило действует и в отношении глухих телезрителей. Впрочем, мне кажется, телевизионный налог — один из самых полезных, ибо эти деньги идут на создание передач BBC, знаменитых высочайшим качеством своего контента.

Кстати, по закону, британский монарх не обязан платить налоги, но Елизавета II  с 1992 года делает это в добровольном порядке, платя в том числе и т.н. council tax (налог на жилище, даже если оно съемное) на принадлежащие лично ей Букингемский дворец, Виндзорский замок, замок Балморал и поместье Сандрингем.

Поскольку владения монарха простираются далеко за пределы четырех вышеупомянутых резиденций, некоторые из них сдаются в аренду, начиная еще с феодальных времен. Уплачиваемый арендаторами налог называется чиншем, или quit-rent по-английски, и остается неизменным в течение столетий. При этом некоторые из них отличаются большой оригинальностью. Так, от владельца замка Фаулис в Шотландии монарх имеет право потребовать… снежок в самый разгар лета (размер дани, правда, не уточняется). А лондонский Сити ежегодно во время торжественной церемонии в Королевском судном дворе платит за арендуемый у Короны участок земли в Шропшире с помощью тупого секатора и острого топора, а пользование кузницей в Tweezer’s (или Twizzer’s) Alley неподалеку от Стрэнда обходится ему в шесть подков и 61 гвоздь. При этом после уплаты ренты подковы и гвозди возвращаются арендатору, чтобы быть использованными снова на следующий год. Вот бы и с другими налогами так поступали!

Понравилось? Поделитесь с друзьями!