Удивительный Лондон

Нетривиальный гид по британской столице

Category: Жизнь Замечательных Лондонцев (Page 2 of 4)

Огастес Пьюджин: архитектор от бога

Средневековый Вестминстерский дворец

Вечером 16 октября 1834 года загорелся Вестминстерский дворец. К утру следующего дня от без малого тысячелетнего нагромождения разномастных построек, когда-то служивших королевской резиденцией, а затем — местом заседаний британского парламента, остался один только Вестминстерский зал.

Огонь оказался в буквальном смысле очистительным: пожар не только расчистил место для современного и удобного здания, но и положил начало новой эпохе в истории британской архитектуры.

Читать дальше

Тайны Джона Ди

Джон Ди

Джон Ди, вопреки хорошо сохранившемуся литературному наследию и нескольким подробным биографиям, по-прежнему остается одной из темных лошадок английской истории. Блестящий эрудит, любопытство которого к миру и жажда познания не знали границ, потомкам он известен в лучшем случае как астролог королевы Елизаветы, а то и как Джеймс Бонд эпохи Тюдоров.

Читать дальше

Филип Астли, человек, который придумал цирк

Амфитеатр Астли

В свое время Амфитеатр Астли занимал в сознании лондонцев совершенно особое место. Он удостоился упоминания на страницах произведений великих современников — среди них Джейн Остен, Уильяма Теккерея и Чарльза Диккенса (последний его просто обожал) — и главного хроникера и насмешника эпохи — легендарного «Панча». Сегодня мы вспоминаем о нем как о месте рождения цирка в привычном нам понимании.

Читать дальше

Позор Даниэля Дефо

Даниэль Дефо

Жизнь Даниэля Дефо висела на волоске. 3 января 1703 года его тезка Даниэль Финч, второй герцог Ноттингемский, оформил ордер на арест автора скандального памфлета «Кратчайший путь расправы с диссентерами». Неделю спустя в The London Gazette появилось объявление с приметами обвинявшегося в антиправительственной клевете Дефо и обещанием щедрого вознаграждения за любую информацию, которая поможет его поймать.

Впервые за всю свою жизнь никогда не отличавшийся склонностью к конформизму Дефо пошел наперекор своим принципам и написал Финчу, прося официального прощения. До недавних пор ему удавалось, несмотря на свою пресвитерианскую веру, быть успешным, не идя при этом на сделку с совестью. Более того — он даже пользовался благожелательным отношением короля Вильгельма II (их знакомство состоялось благодаря небывалому успеху высмеивающей ксенофобию поэмы Дефо «Чистокровный англичанин»).

Читать дальше

Джон Тенниел: белый рыцарь карандаша и пера

Чуть более 150 лет назад на полках книжных магазинов впервые появились «Приключения Алисы в Стране Чудес». Потом вышел в свет сиквел «Алиса в Зазеркалье».  Книги о склонной попадать в истории девочке мгновенно стала классикой детской литературы, да и многим взрослым пришлась по душе. Переиздания следовали одно за другим, так что их совокупный мировой тираж едва ли поддается посчету.

Одна из иллюстраций к «Алисе в Стране Чудес», сделанных Сальвадором Дали

Но «что толку в книжке, если в ней нет ни картинок, ни разговоров?» Что касается «Алисы», с картинками у нее все в полном порядке: в длинном списке иллюстраторов книги обнаруживаются самые разные и неожиданные имена — от Сальвадора Дали до Туве Янссон. Однако первым среди них был сам Чарльз Доджсон, более известный читателям как Льюис Кэрролл. В 1863 году он подарил рукопись «Приключений Алисы под землёй» своему маленькому другу Алисе Лидделл, ставшей прототипом главной героини. Вердикт друзей и знакомых был однозначен: «Алису» необходимо опубликовать. Однако дилетантские рисунки Кэрролла, несмотря на всю изобретательность и остроумие автора, в качестве настоящих книжных иллюстраций все-таки не годились. Последней каплей стал обескураживающий вердикт Томаса Вулнера, поэта, скульптора и одного из членов братства прерафаэлитов. И тогда Доджсон обратился за помощью к одному из самых видных иллюстраторов эпохи.

Читать дальше

Мебельный гений Томас Чиппендейл

Памятник Томасу Чиппендейлу в Отли

Мебельный дизайн — не самая популярная тема для разговора. По крайней мере среди тех, кто не занимается им профессионально. А между тем есть одно имя, которое, пожалуй, хоть раз в жизни, но слышал каждый —  Томас Чиппендейл, знаменитый английский краснодеревщик и дизайнер мебели второй половины XVIII века. Впервые в истории была нарушена традиция и господствовавший почти три десятка лет стиль был назван не в честь правящего монарха, а по имени его создателя.

Читать дальше

Алексис Сойер: первый «звездный» повар Британии

Алексис Сойер

В июне 1830 года Алексис Сойер в очередной раз поменял работу. К своим 20 годам сын разорившегося провинциального бакалейщика уже успел поработать в одном из не самых захолустных парижских ресторанов, где, будучи еще 17-летним юнцом, за считанные месяцы вырос от рядового кухмистера до шефа с 12 поварами в подчинении. Теперь он стал помощником шеф-повара принца де Полиньяка.

Франция, однако, переживала свои далеко не лучшие времена. После разгрома Наполеона монархия была восстановлена, но сильно ограничена в правах. Однако в августе 1829 года правивший страной Карл X назначил де Полиньяка главой министерства иностранных дел и заодно премьер-министром, а 25 июля следующего года они совместными усилиями распустили парламент, покончили со свободой прессы, изменили избирательное законодательство и назначили новые выборы. Де Полиньяк решил отпраздновать это дело шикарным банкетом.

Читать дальше

Джон Хантер, сын фермера, превративший хирургию из ремесла в науку

Портрет Джона Хантера работы Джона Джексона

В XVIII веке служители Асклепия делились на две категории: хорошо подкованных в теории медицины врачей и вооруженных пилами хирургов-практиков. И те,  и другие всецело полагались на достижения и открытия своих предшественников и не видели особой нужды в том, чтобы двигать медицинскую науку вперед. Но тут status quo было нарушено появлением на арене британского анатомического театра сына шотландского фермера, превратившего хирургию из ремесла в науку.

Читать дальше

Джон Стоу: многострадальный отец лондонской истории

Церковь Сент-Эндрю-Андершафт в лондонском Сити

В самом сердце лондонского Сити, под сенью знаменитого «огурца» Нормана Фостера стоит скромная и внешне ничем не примечательная церквушка. Но если не полениться зайти внутрь, обнаружится прелюбопытнейший памятник: за конторкой сидит джентльмен в наряде елизаветинской эпохи и, вооружившись настоящим пером, что-то пишет. Имя его Джон Стоу, и он считается ни много ни мало отцом лондонской истории.

Читать дальше

Джеймс Босуэлл и труд всей его жизни

29 октября 1740 года эдинбургский адвокат и судья Александр Босуэлл праздновал рождение сына Джеймса.

Портрет Джеймса Босуэлла

Что до виновника торжества, то для него появление на свет божий стало не столько поводом для радости, сколько началом многолетней каторги по исполнению сыновнего долга. Будучи первенцем во всех отношениях достойных родителей, он с детских лет нес на своих плечах груз ответственности за честь семьи. Покорившись отцовской воле, Джеймс взялся грызть гранит юриспруденции, но с тоски вскоре сбежал в Лондон. Столица в полной мере удовлетворила чаяния молодого человека, однако столь многообещающе начавшаяся дружба была прервана всесильным родителем: блудного сына вернули домой и снова засадили за учебники.

Пару лет спустя в 1762 году Джеймсу удалось отпроситься у отца вернуться на годик в Лондон.

Читать дальше

Powered by WordPress & Theme by Anders Norén