Бывшее здание сигаретной фабрики Carreras при первом знакомстве производит без преувеличения ошеломительное впечатление, особенно если набрести на него случайно и выйти с тыла — могучего, но в остальном ничем не намекающего на ожидающий вас за углом архитектурный праздник.

The Carreras Tobacco Company была основана испанским иммигрантом из потомственных аптекарей. Ее клиентами были в основном состоятельные люди вроде третьего графа Крэйвена. Созданная специально для него табачная смесь удостоилась похвалы в эссе Джеймса Барри My Lady Nicotine (там она фигурирует как табак «Аркадия»), а в 1914 году стала доступна массовому курильщику в виде сигарет, моментально ставших хитом продаж.

Лавка дона Хосе Хоакина Каррераса Феррера близ Лестер-сквер вскоре получила народное прозвище The Black Cat Shop благодаря тамошнему резиденту-мурлыке. А в 1886 году голова черного кота стала логотипом фирмы.

Image credit: Wikimedia Creative Commons

К началу XX века бизнес оказался в рука Уильяма Джонстона Яппа и Бернгарда Барона. Барон родился в 1850 году в семье французских евреев в Брест-Литовске. С тех немало воды утекло, а всеобщая воинская повинность как была, так и осталась одним из главных кошмаров родителей на 1/6 суши. Спасая подросшего сына от судьбы столь же неминуемой, сколь нежеланной, семейство эмигрировало в США.

Там Бернгард и начал свою трудовую карьеру в табачной лавке. Трудолюбивый и башковитый, он основал свою компанию и придумал аппарат по производству сигарет. С патентом в кармане он пересек Атлантику и удачно продал его здесь местным производителям. На заработанные деньги он приобрел долю в Carreras и построил большую сигаретную фабрику на Сити Роуд.

Два десятилетия спустя деловой размах фирмы, ставшей к тому времени вторым по величине производителем сигарет в стране, вошел в непримиримое противоречие с имеющимися производственными мощностями, и предприятие переехало в новое здание в Кэмдентаун на севере Лондона.

Ради новостройки был уничтожен местный сквер, память о котором сохранилась лишь в названии ближайшей станции метро Mornington Crescent и серпообразных очертаниях задней части здания. Сквер, правда, погиб не напрасно: его уничтожение дало начало успешной кампании по сохранению других таких пространств в Лондоне (С) Анастасия Сахарова

Его создатели — архитекторы Маркус Ивлин Коллинз и Оуэн Хаймен Коллинз — вдохновлялись Древним Египтом, снова ставшего модным после обнаружения в 1922 году гробницы Тутанхамона. Украсившие фасад медальоны с головой фирменного черного кота теперь не только напоминали об истории компании, но и делали реверанс в сторону богини Бастет.

(С) Анастасия Сахарова

В соответствующем духе было организовано и торжественное открытие фабрики 3 ноября 1928 года. Актеры, наряженные по древнеегипетской моде, и оперные певцы, исполнявшие «Аиду» Верди, создавали, что называется, атмосферу. Для пущей убедительности на тротуары навалили песка, а на проезжей части устроили гонки на колесницах.

Внушительный фасад скрывал за собой производившие не меньшее впечатление достижения технического прогресса — сигаретная фабрика Carreras стала первой в стране, где были установлены системы кондиционирования воздуха и удаления пыли. Ее владельцы, кстати, стали богатейшими людьми на планете, но при этом прославились своей заботой о персонале и щедростью — Барон за свою жизнь пожертвовал на благотворительность около 2 миллионов фунтов, а Япп завещал на эти же цели значительную часть своего 4-миллионного состояния.

В 1958 году Carreras вошла в состав концерна Rothmans. Новые хозяева признали здание на Mornington Crescent неподлежащим модернизации и перевели производство в Эссекс. Заброшенную фабрику купил Совет Большого Лондона, переименовал в Greater London House и приспособил под офисные помещения, в духе тех лет попутно избавшись от давно вышедших из моды и сочтенных излишними украшательств в древнеегипетском духе.

Среди утрат и изображения крылатых солнечных дисков бога Ра над входом в здание

В 1997-м у здания снова сменились владельцы. Новые хозяева — опять же в духе своего времени — провели реставрацию и по возможности восстановили утраченное. Они же вернули на законное место у центрального входа двух черных котов. Это, правда, реплики — оригиналы были разлучены при переезде фабрики: один оказался в Эссексе, а другой — и вовсе на Ямайке, где у Rothmans тоже было табачное производство.

(С) Анастасия Сахарова

Сегодня здесь по-прежнему бизнес-центр, где, среди прочих, находится штаб-квартира ASOS и British Heart Foundation.

Понравилось? Поделитесь с другими!